Preview

Московский журнал международного права

Расширенный поиск
№ 4 (2017)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.24833/0869-0049-2017-4

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

7-18 499
Аннотация

Введение. 8-е издание учебника профессора Шоу «Международное право» дает повод для размышлений о том, как наиболее «горящие» и сложные вопросы современного международного права понимаются на Западе и в Российской Федерации.

материалы и методы. Материалом для исследования послужило 8-е издание учебника профессора Шоу «Международное право» в контексте относящихся к теме более ранних трудов российских и зарубежных юристов международников. Методологическую основу исследования составили общенаучные и частнонаучные методы познания.

Результаты исследования. Честность становится императивным свойством современных учебников по международному праву, а сокрытие или искажение фактов – неприемлемым. Изложение на английском языке, понятно, дает свои преимущества (в отношении более широкого рыночного спроса на труд), но учебник профессора Шоу избегает естественного соблазна представить сугубо англоцентричное видение международного права. Необходимо не допускать того, чтобы международное право стало «английским» или «американским» международным правом, или стало несколькими «международными правами», что означало бы не одно и то же на разных материках и в различных юрисдикциях. Несомненно, в международном праве возможны теоретические дискуссии, например, в части таких понятий, как «общее наследие человечества» (является ли это понятие частью общего международного права? Либо только понятием, предусмотренным некоторыми международными договорами?), или в части специальных территориальных проблем международного права. Тем не менее международное право остается системно связанным, уникальным регулятором международных отношений.

Обсуждение и выводы. События 1989–1991 г. дали некоторые новые возможности для международно-правовых исследований, но также принесли трагедии народам и вызовы международному сообществу. Распад Югославии и Советского Союза породил определенные изменения в мире, которые по происшествии почти трех десятков лет все еще не выглядят завершенными. Были предприняты попытки исправить то, что воспринималось как историческая несправедливость. И неизбежно исследования международного права охватывают события на Украине, потому что они составляют стержневой вопрос современного кризиса в отношениях между США и Европейским Союзом, с одной стороны, и Российской Федерацией с другой. К его оценке обозначились два противоположных правовых подхода. В соответствии с российскими правовыми источниками, события в Киеве в 2014 г. рассматриваются как государственный переворот. Согласно Вашингтону и Европейскому Союзу (вопреки обвинениям, выдвинутым в книге бывшего премьер-министра Украины Николая Азарова), западные государства не вмешивались во внутренние дела Украины в 2014 г. и не организовывали государственный переворот в Киеве. Западные правовые источники игнорируют сам факт государственного переворота в Киеве в феврале 2014 г. Юридические квалификации конкретной жизненной ситуации могут быть разными. Сброс США в 1945 г. атомных бомб на японские города Хиросиму и Нагасаки квалифицировался правоведами по-разному: одними – как нарушение США международного гуманитарного права; другими – как оправданная мера, принятая против Японии – государства-агрессора в период Второй мировой войны. Военное вторжение США в Ирак в 2003 г. без соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН также по-разному оценено сообществами юристов-международников.  И все же есть допустимые пределы международно-правовой политики государства, реализации им международного права. Предложено считать будущие организации государственных переворотов – в Казахстане, или в Беларуси, или где-то еще – неприемлемыми и противоречащими принципу верховенства права. «Quieta non movere».
19-30 2789
Аннотация

Введение. Учитывая то обстоятельство, что ни в нормативном, ни в доктринальном виде не существует исчерпывающего перечня принципов международного права, разъяснение связанных с ними вопросов понятийно-содержательного характера имеет большое значение не только для самого международного права и его адекватного понимания, но и для национального правоприменения, ибо национальные правовые системы государств, в том числе Российской Федерации, широко опираются на принципы международного права. В настоящей статье рассматриваются вопросы теоретического и практического характера, связанные с принципами международного права. При этом исследование не ограничивается рамками международного права и затрагивает другие общетеоретические аспекты права в целом, а также аспекты ненормативного характера. Статья отражает основные тезисы выступления проф. А.Х. Абашидзе перед судьями Верховного Суда РФ, состоявшегося по приглашению руководства Верховного Суда РФ  23 ноября 2017 г.

Материалы и методы. Настоящее исследование основано на значительном объеме материалов, включая международно-правовые акты, решения международных судебных учреждений, национальное законодательство Российской Федерации и решения высших судебных органов Российской Федерации, а также классические и современные доктринальные исследования российских и зарубежных авторов. Методологическую основу исследования составили общенаучные (метод логического и системного анализа, диалектический метод, методы дедукции и индукции) и частнонаучные (историко-правовой, сравнительно-правовой, формально-юридический, методы правового моделирования и прогнозирования) методы познания.

Результаты исследования. На основе исследования доктринальных позиций российских и зарубежных авторов, международноправовых актов и международной судебной практики, а также  национального законодательства и судебной практики Российской Федерации, касающихся принципов международного права, автором делаются обобщения и выводы относительно связанных с принципами международного права проблем понятийно-содержательного характера.

Обсуждение и выводы. В статье автор анализирует различные подходы к содержанию таких понятий, как «общие принципы международного права», «общепризнанные принципы международного права», «основные принципы международного права», «основополагающие принципы международного права» и «императивные нормы международного права». Автор приходит к выводу о том, что под «общепризнанными принципами международного права» и в западной, и в российской доктрине международного права понимаются «общие принципы международного права» или «общие принципы права, признанные цивилизованными нациями», которые также нередко именуются «основополагающими». Под указанными принципами подразумеваются, прежде всего, принципы, закрепленные в Уставе ООН, Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 г. и Хельсинкском заключительном акте СБСЕ 1975 г. Анализ международной судебной практики, главным образом Международного суда ООН, позволяет заключить, что различия между применяемыми Судом принципами не проводятся; все они, как закрепленные в Уставе ООН, т.е. «общепризнанные», так и другие (в частности, отраслевые, например принцип гуманизма) именуются «общими» принципами права. Более того, под понятие общих принципов права, согласно правовой доктрине, могут подпадать и моральные нормы, которые фрагментарно и декларативно уже нашли закрепление в международных документах и которые в перспективе могут укрепить свой международно-правовой статус и стать императивными нормами.

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

31-49 288
Аннотация

Введение. Право прав человека оказало на общее международное право мощнейшее влияние. Оно задало вектор прогрессивного развития общего международного права на десятилетия вперед. Под его воздействием национальный суверенитет стал восприниматься международным сообществом и отправляться государствами совсем иначе. Личность обрела многие атрибуты международной правосубъектности. Классическое международное право начало превращаться в мировое  транснациональное право. Многое из этого произошло благодаря тому, что право прав человека является правом результата. Важную роль сыграло также негосударственное, в том числе международное судебное, нормотворчество, которое смогло закрепить за правом прав человека ориентацию на саморазвитие и постоянную адаптацию к меняющимся потребностям социальной и нравственной эволюции общества.

Материалы и методы. Материалом для исследования послужили труды российских и зарубежных ученых в области международного права защиты и поощрения прав человека, а также многосторонние договоры в области прав человека, решения договорных органов ООН по правам человека и Европейского Суда по правам человека. Методологическую основу исследования составили общенаучные и частнонаучные методы познания (диалектический метод, методы анализа и синтеза, дедукции, индукции, сравнительно-правовой и историко-правовой методы).

Результаты исследования. С какого-то момента отношение национальных государств к международному судебному активизму утратило былую благожелательность. Симптоматика этого хорошо прослеживается в Великобритании, Франции, Германии, странах Восточной Европы и – не в последнюю очередь – в Российской Федерации. Сейчас международному судебному нормотворчеству вменяется в вину ограничение свободы усмотрения национального государства в борьбе с кризисными явлениями последнего времени, переживаемыми обществом вследствие усиления террористической угрозы, ослабления международной конкурентоспособности, наплыва незаконных мигрантов и беженцев. Встретил оппозицию и ряд спорных правовых позиций, продвигаемых международными судебными органами.

Обсуждение и выводы. Возможность устранения нарастающего конфликта, крайне опасного и пагубного, между национальными государствами и международными судебными органами авторы видят в строгом и неукоснительном следовании со стороны последних предписаниям субсидиарности, сдержанности, нейтральности и политической неангажированности, в том, чтобы их деятельность была направлена главным образом и прежде всего на поиск разумного и приемлемого для всех баланса между интересами личности и общества, личности и государства и между индивидуальными правами различного типа и разной направленности.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРАВО

50-57 216
Аннотация

Введение. Развивающиеся государства заинтересованы как в притоке иностранных инвестиций, так и в их эффективном использовании в экономике страны. Для достижения этой цели государства-реципиенты устанавливают в своем национальном законодательстве инвестиционные меры торгового характера, которые принято именовать “performance requirements” (требованиями достижения определенных национально-экономически полезных результатов). Интересы иностранных инвесторов и государств-реципиен- тов в вопросе мер, подпадающих под понятие “performance requirements”, в большинстве случаев не совпадают, поскольку указанные меры создают для иностранных инвесторов конкурентные ограничения, связанные с использованием их капиталовложений. Возможность для иностранных инвесторов осуществлять инвестиционную деятельность без исполнения инвестиционные мер торгового характера являлась одной из главных проблем транснационального инвестирования. Эта проблема была решена в интересах государств-экспортеров инвестиций путем принятия в рамках ВТО многостороннего соглашения ТРИМС.

Материалы и методы. Материалом для исследования послужили труды российских и зарубежных исследователей в области международного экономического права и права ВТО, а также международно-правовые акты, принятые в рамках ВТО. Методологическую основу исследования составили общенаучные и частнонаучные методы познания (диалектический метод, методы анализа и синтеза, дедукции и индукции, сравнительно-правовой и историко-правовой методы).

Результаты исследования. Проведенный анализ показал, что доктрине и практике известны инвестиционные меры торгового характера, представляющие собой так называемое требование экспортной составляющей, требование валютного баланса, требование местной составляющей и т.д. Заключенное в ходе Уругвайского раунда переговоров в рамках ГАТТ в 1994 г. Соглашение по связанным с торговлей инвестиционным мерам (ТРИМС) ограничило возможность государств использовать “performance requirements”, что, по мнению автора, не отвечает интересам развивающихся стран и не способствует их прогрессивному развитию.

Обсуждение и выводы. В статье обосновывается необходимость внесения изменений в Соглашение ТРИМС, цель которых состоит в ревитализации условий “performance requirements”.

58-69 560
Аннотация

Введение. Разнообразие международных финансовых отношений предопределило различные подходы к понятию «международное финансовое право». Автор обосновывает, что субъектами международного финансового права являются государства и межправительственные организации, а оно само является подотраслью международного  права.

Материалы и методы. Материалом для исследования послужили труды российских и зарубежных исследователей в области международного права, международного  экономического и международного финансового права. Методологическую основу исследования составили общенаучные и частнонаучные методы познания (диалектический метод, методы анализа и синтеза, дедукции и индукции, сравнительноправовой и историко-правовой методы).

Результаты исследования. В результате проведенного исследования автор дает определение международного финансового права, предлагает систему его институтов. Выделен такой элемент предмета  международного финансового права, как направленность регулирования или субпредмет международного финансового права. Обосновано существование трех его субпредметов: 1) отношений публичных лиц по поводу движения денег, перемещения ценных бумаг, урегулирования долговой задолженности; 2) отношений государств по поводу организации их внутренних правовых режимов в финансовой сфере, направленных на внутреннее публично-правовое регулирование бюджетных, налоговых, валютных областей, банковское, страховое и фондовое регулирование, на противодействие отмыванию преступных доходов, а также на регулирование бухгалтерского учета и отчетности, аудиторской и оценочной деятельности; 3) отношений государств и (или) международных межправительственных организаций по поводу нормативной и институциональной основы мировой финансовой системы.

Обсуждение и выводы. Автор указывает, что спецификой системы источников международного финансового права является сравнительно небольшое количество содержащих его нормы многосторонних международных договоров. В отдельных случаях «ненормообразующие» или «ненормативные» договоры (например, соглашения о предоставлении кредитов между Международным валютным фондом и государствами-заемщиками или соглашения о реструктуризации долгов в рамках Парижского клуба кредиторов), повторяя определенные положения, формируют единообразную практику государств и международных организаций. Она обобщается во внутренних документах международных или параорганизаций и может претендовать на то, чтобы формировать международно-правовые обычаи. Для целей гармонизации финансового законодательства разных государств активно используются рекомендательные акты, получившие наименование «международные финансовые стандарты». Разработчиками стандартов являются межправительственные (Международный валютный фонд, Международный банк реконструкции и развития, Организация экономического сотрудничества и развития), неправительственные (Совет по  Международным стандартам финансовой отчетности) организации, а также объединения с переходным статусом (Совет по финансовой стабильности, Международная организация комиссий по ценным бумагам).

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ

70-81 291
Аннотация

Введение.  В настоящей статье рассматривается вопрос о том, может ли представлять собой правомерную контрмеру отказ от предоставления иммунитета государству, совершившему международно-противоправное деяние, в соответствии с судебным решением потерпевшего государства. В этой связи поднимаются проблемы относительно того, может ли являться ограничение иммунитета государства объектом контрмеры; о соответствии подобной контрмеры условиям правомерности.

Материалы и методы.  В ходе подготовки исследования использовались труды зарубежных и российских исследователей в области международного публичного права, материалы работы Комиссии международного права ООН, государственная практика, а также практика международных и национальных судов. Методологическую основу исследования составили общенаучные и частнонаучные методы познания (диалектический метод, методы анализа и синтеза, дедукции и индукции и сравнительно-правовой метод).

Результаты исследования.  На основе проведенного исследования авторами предлагается механизм осуществления отказа от предоставления иммунитета государству судом потерпевшего государства. Делается вывод о том, что при соблюдении условий правомерности применения контрмер отказ от предоставления иммунитета государству-ответчику со стороны суда потерпевшего государства находится в соответствии с положениями международного права.

Обсуждение и выводы.  В настоящей статье авторы обращают внимание на особенности применения контрмер, представляющих собой отказ от предоставления иммунитета государству, совершившему международно-противоправное деяние, в случае подачи потерпевшими исков о возмещении ущерба, причиненного совершением международных преступлений. Авторы приходят к заключению, что принятие контрмер национальными судами не противоречит нормам права об ответственности, которые не содержат запрета на принятие такой контрмеры, как ограничение иммунитета государства.

МЕЖДУНАРОДНОЕ КОСМИЧЕСКОЕ ПРАВО

82-95 292
Аннотация

Введение. 10 октября 2017 г. исполнилось 50 лет со дня вступления в силу Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (Договор по космосу). В этом же году мир отмечает еще одно памятное событие – 60-летие начала космической эры, положенного успешным запуском в космос первого искусственного спутника Земли. Обе эти юбилейные даты в очередной раз напомнили мировому сообществу о том, что технологический прогресс неотделим от международного права, о важности обеспечения верховенства права в такой уникальной сфере деятельности человека, как космическое пространство.

Материалы и методы. Материалом для исследования послужили труды российских и зарубежных исследователей в области международного космического права (МКП), а также основные международные договоры по исследованию и использованию космического пространства, резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, доклады Юридического подкомитета Комитета ООН по космосу. Методологическую основу исследования составили общенаучные и частнонаучные методы познания (диалектический метод, методы анализа и синтеза, дедукции и индукции, сравнительно-правовой и историко-правовой методы).

Результаты исследования. За прошедшие десятилетия международное космическое право (МКП) претерпело целый ряд изменений, но тем не менее Договор по космосу, установивший базовые принципы исследования и использования космического пространства, остается надежным фундаментом мировой космической деятельности. По мере развития частной деятельности в космосе отдельными государствами предпринимаются попытки урегулировать аспекты такой деятельности на национальном уровне в обход императивных требований Договора по космосу. В этой связи особую актуальность приобретает проблема надлежащего, аутентичного толкования универсальных норм МКП, которое отвечало бы интересам всех участников космической деятельности.

Обсуждение и выводы. В последние годы на сессиях Юридического подкомитета Комитета ООН по космосу все чаще звучат заявления о том, что положения Договора по космосу «устарели» и «не соответствуют реалиям». Представляется возможным не согласиться с указанной характеристикой. За полвека своего существования ни один из закрепленных в Договоре базовых принципов не был оспорен, причем их придерживаются как государства – участники Договора (по состоянию на 10 октября 2017 г. 106 государств ратифицировали Договор и еще 24 подписали его), так и прочие страны, до сих пор к нему не присоединившиеся. Договор по космосу в полной мере выполнил поставленную перед ним задачу: сохранить космос мирным, свободным от оружия и доступным для исследования и использования всеми государствами на основе равенства и недискриминации.

МЕЖДУНАРОДНАЯ БОРЬБА С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

96-106 286
Аннотация

Введение. В настоящей статье авторы подробно останавливаются на международно-правовой квалификации уведомления Российской Федерации не становиться участником Римского статута и его последствий, а также на международно-правовом статусе Российской Федерации с позиции теории права международных договоров, что представляется актуальным как для дальнейшего сотрудничества между Россией и МУС, так и для последующей квалификации аналогичных действий государств.

Материалы и методы. В качестве материалов в работе использованы международные договоры, официальные заявления государств, а также доктринальные исследования в области права международных договоров. Методологической основой исследования выступают специально-юридическое, узуальное, нормативное, телеологическое и систематическое толкование международных договоров, общенаучные, а также частные методы познания, характерные для юридических наук, в том числе логический, формальноюридический, сравнительно-правовой и др.

Результаты исследования. В ходе проведенного исследования авторы обращают внимание на то, что после подписания Президентом РФ распоряжения от 16 ноября 2016 г. № 361-рп «О намерении Российской Федерации не стать участником Римского статута Международного уголовного суда» появилось немало вопросов касательно международно-правового статуса России. Не добавило ясности и Министерство иностранных дел РФ: использованная в его официальных заявлениях терминология с точки зрения международного права породила противоречивые выводы относительно не только прав и обязанностей России с момента уведомления не стать участником Римского статута, но и ее международно-правового статуса в период между подписанием этого договора и вышеназванным уведомлением (договаривающееся государство, государство-участник или третье государство).

Обсуждение и выводы. В настоящей статье авторы обращают внимание на возможные негативные последствия подобных официальных заявлений для ценности и юридической значимости международно-правовой позиции России. Авторы приходят к выводу, что никаких существенных перемен в международно-правовом статусе России не произошло. Имело место пренебрежение юридически закрепленными, общепризнанными формулировками и обращение к обиходной терминологии, что в итоге исказило суть события и создало смысловую путаницу.

ПРАВО И ПОЛИТИКА

107-115 227
Аннотация

Введение.  Настоящая статья посвящена анализу ст. 18 Конституции Республики Беларусь 1994 г., закрепляющей стремление государства к нейтралитету, с точки зрения современных теоретических исследований о сущности нейтралитета в международном праве.

Материалы и методы.  Материалом для исследования послужили работы выдающихся российских юристов-международников (В.Н. Дурденевского, Л.А. Моджорян, О.И. Тиунова и др.), посвященные вопросам нейтралитета в международном праве. Изучение опыта зарубежных стран, в первую очередь Швейцарии, обусловило обращение и к представителям западной международно-правовой доктрины. Кроме того, авторы активно использовали и достижения иных гуманитарных наук – теории международных отношений и политологии. Методологическую основу исследования составили общенаучные и частнонаучные методы познания (диалектический метод, методы анализа и синтеза, дедукции и индукции, сравнительно-правовой и историко-правовой методы).

Результаты исследования.  В условиях нарастающей политической напряженности в Европе изложенная даже на уровне конституционной нормы концепция нейтралитета должна способствовать поддержанию мира на континенте. Практическое претворение в жизнь института нейтралитета Швейцарии и Австрии показывает неоднозначность этого процесса.

Обсуждение и выводы.  Несмотря на многочисленные случаи несоблюдения принципа невмешательства в современных международных отношениях, тем не менее при ряде дополнительных гарантий и договоренностей концепция нейтралитета Республики Беларусь может оказаться реалистичной. Начало XXI в. должно быть ознаменовано недопущением агрессии на территории Республики Беларусь.

116-130 321
Аннотация

Введение.  В работе проведен анализ внешнеполитического курса действующего руководства США на предмет признания им верховенства права в международных отношениях.

Материалы и методы.  Материалами исследования явились предметные научные труды зарубежных и российских ученых, официальные документы, публичные заявления и комментарии Президента США Д. Трампа, а также уполномоченных по вопросам внешней политики членов его администрации: Вицепрезидента, Государственного секретаря, Министра обороны. Временные рамки исследования охватывают период с начала предвыборной кампании (июнь 2015 г.) до момента истечения первого года после избрания его Президентом США (ноябрь 2017 г.). Методологическую основу исследования составили следующие методы научного познания: общенаучные (аналитический, синтетический, функциональный, системный), частно-научные (метод статистического анализа, “event”-анализ, контент-анализ, моделирование, метод когнитивного картирования), специально-юридические (формально-юридический, сравнительноправовой).

Результаты исследования.  В результате исследования дана международно-правовая оценка действующему внешнеполитическому курсу США, а также сформулировано предложение по уточнению позиции Российской Федерации в отношении дальнейшего выстраивания отношений с США. 

Обсуждение и выводы. По итогам исследования сделаны следующие выводы. Д. Трамп действует не в русле традиционного стремления к глобальному доминированию, а в соответствии с теорией «свободного балансирования» К. Лейна. Американский Президент хотя и заявляет о намерении действовать в духе уважения к праву, но в целом индифферентно относится к принципам и нормам международного права. Сотрудничество США с другими государствами на двустороннем и многостороннем уровнях, проанализированное в статье, в том числе и на примере космической деятельности, Д. Трамп рассматривает через призму сделок, что больше соответствует «гроцианской» системе международных обязательств, которая утратила актуальность после создания Организации Объединенных Наций и формирования императивных норм международного права. Негативное влияние этого подхода проявляется в ухудшении двусторонних отношений США с Россией, воинственной риторике в отношении Северной Кореи, угрозе несоблюдения принципов и норм международного права.

ПРАВО ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

131-140 169
Аннотация

Введение.  Статья посвящена изучению процесса развития правового регулирования банковской деятельности в Европейском союзе, который привел к созданию в 2012 г. Европейского банковского союза как части Экономического и валютного союза. Развитие шло по трем основным направлениям: (1) совершенствования механизмов банковского надзора, (2) антикризисного управления и (3) защиты прав вкладчиков. В статье исследованы и определены основные вехи и проблемы правового регулирования банковского сектора ЕС, которые особенно четко проявились в период глобального финансового и экономического кризиса 2008 г.

Материалы и методы.  В статье проведен анализ основных источников международного и европейского права и публикаций отечественных и зарубежных исследователей по рассматриваемой тематике. Рассмотрены аналитические документы и отчеты институтов и органов ЕС. Автор попытался изучить развитие правового регулирования банковского сектора в Европейском союзе посредством использования общенаучных (анализ, синтез, системный подход) и частноправовых (формально-юридический, сравнительно-правовой) методов исследования.

Результаты исследования. Трансграничные рынки формируют единое пространство, предоставляя государствам-членам определенные преимущества и новые возможности для развития. Но они также способствуют распределению рисков возможных негативных последствий среди всех участников, аккумулируют ущерб и благоприятствуют стремительному распространению кризисных явлений. Именно поэтому для безопасного и стабильного функционирования рынков, в рамках которых действительно отсутствуют внутренние границы, требуется последовательное и всестороннее наднациональное регулирование. Результатом данного подхода стало создание Европейского банковского союза.

Обсуждение и выводы.  Правовое регулирование банковского сектора в ЕС прошло долгий и тернистый путь эволюции от минимальной гармонизации норм и правил до унификации определенных положений банковского законодательства. Мировой финансовый и экономический кризис 2008 г. стал импульсом к пересмотру сформировавшихся подходов к государственному вмешательству в деятельность банков, поддержке государством системообразующих банков, методам антикризисного управления и механизмам защиты прав вкладчиков. В результате проведенной реформы в ЕС сформировано комплексное нормативно-правовое регулирование банковского сектора, которое стало правовой основой Европейского банковского союза.

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ ТЕРРИТОРИИ

141-150 779
Аннотация

Введение.  Сецессия как способ реализации права народов на самоопределение является достаточно спорной в настоящее время. В науке международного права выделяют несколько теорий сецессии. Особый интерес представляет теория ремедиальной сецессии, в основе которой лежит право выхода из состава государства при наличии определенных обстоятельств. Настоящая статья дает заинтересованным читателям возможность получить представление о теории ремедиальной сецессии в современном международном праве.

Материалы и методы.  Материалом для исследования послужили работы западных и российских ученых в области теории международного права, а также современная международно-правовая практика применения принципа равноправия и самоопределения народов. Вместе с тем при подготовке данной статьи по мере возможности было уделено внимание трудам, в которых отражены проблемы сецессии и выделены ее теории. Методологическую основу исследования составили общенаучные и частнонаучные методы познания (диалектический метод, методы анализа и синтеза, дедукции и индукции, сравнительно-правовой и историко-правовой методы).

Результаты исследования.  В качестве оснований для применения теории ремедиальной сецессии следует рассматривать не только геноцид (положенный в основу признания провозглашения независимости Косово), но и совершение широкомасштабных военных преступлений, политику принудительной ассимиляции, насильственного стирания национальной идентичности со стороны титульной нации, целью которой, как правило, является отказ во внутреннем самоопределении (как это имело и имеет место в Украине). Новое государство должно создаваться исключительно на основе соблюдения требований норм jus cogens международного права, а в отдельных случаях (Западная Сахара), и норм, регулирующих процесс деколонизации.

Обсуждение и выводы.  В настоящей статье автор обращает внимание на то, что соотношение принципа равноправия и самоопределения народов и принципа территориальной целостности государств сегодня следует рассматривать в рамках теории ремедиальной сецессии.  Сецессия является одним из способов реализации права народов на самоопределение в современном международном праве. Но отделение от территории государства и создание независимого государства всякий раз должны рассматриваться как крайняя мера и осуществляться только при наличии определенных обстоятельств.

РЕЦЕНЗИИ

151-155 168
Аннотация
В рецензии на монографию обозначена академическая и практическая значимость концептуально целостного анализа предмета исследования как феномена современных международных отношений. В книге показывается процесс становления и реализации американской доктрины превентивного удара от Монро до Трампа с точки зрения современного международного права. Представленная работа по всем объективным показателям качественно, по сути академического материала, отличается от имеющегося массива предметных трудов российских специалистов по международному праву. Ни один из них не равен работе И.З. Фархутдинова ни по праву, ни по факту. Относящееся к области права международной безопасности издание соответствует объективному критерию академичности как с точки зрения всесторонности исследования заявленной проблематики, так и ввиду высококлассной печати. Монография предметно вписывается в формат международно-правового позиционирования Российской Федерации как государства, чей внешнеполитический курс обозначен обеспечением добросовестного выполнения со стороны всех государств – членов мирового сообщества своих международных обязательств (п. 2 ст. 2 Устава ООН). Выполненная на пространстве восьми глав монография являет собой законченное научное исследование предмета права международной безопасности, осуществленное на высоком уровне современной юриспруденции. Научная и практическая значимость монографии обусловлена тем, что в ней всесторонне и комплексно проанализированы юридические способы построения нового мирового порядка как в призме основных принципов и применимых норм международного права, так и, в частности, в контексте действующего внешнеполитического курса России, основанного на обеспечении верховенства права в системе международных отношений.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0869-0049 (Print)
ISSN 2619-0893 (Online)