Preview

Московский журнал международного права

Расширенный поиск
№ 3 (2020)
Скачать выпуск PDF ()
https://doi.org/10.24833/0869-0049-2020-3

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО И ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА 

6-26 247
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. В статье рассматриваются правовые вопросы учреждения нового форума – Арктического экономического совета – и его место в сложившемся международно-правовом механизме управления Северным Ледовитым океаном, включая его моря. На основе анализа документов, принятых форумом с начала его деятельности, исследуется статус этого нового международного форума, вопросы его функционирования, прежде всего в рамках созданных к настоящему времени рабочих групп. Особое внимание обращено на правовой анализ взаимодействия данного международного органа с Арктическим советом, а также на оценку перспектив этого институционально-согласованного тандема.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Основу настоящей статьи составили результаты анализа ее авторами, в контексте обширной научно-правовой литературы о правовом режиме Северного Ледовитого океана и его морей, тех документов Арктического совета, которые имеют к теме непосредственное отношение, в т.ч. материалы Арктического экономического совета, которые представлены Старшим должностным лицам Арктического совета. Учтены также политико-правовые исследования деятельности Арктического совета, нацеленной на устойчивое развитие экономической деятельности в регионе, а также иные материалы из электронной базы данных Арктического совета, включая пресс-релизы.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Арктический экономический совет (АкрЭС), учрежденный по инициативе Арктического совета в 2014 г., представляет собой новый международный циркумполярный бизнес-форум, целью которого обозначено содействие устойчивому развитию Арктики посредством предметного сотрудничества с теми группами предпринимателей, которые осуществляют экономическую деятельность в регионе или планируют ее осуществлять. Новая международная организация обладает потенциалом стать эффективным международно-правовым механизмом развития эколого-выверенного предпринимательства в Арктическом регионе; вместе с тем, данная организация пока еще не стала эффективной диалоговой площадкой по проблематике развития экономической деятельности в регионе.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. Хотя в принятых нормативных документах определен статус АркЭС и обозначены его структура, направления его деятельности, тем не менее, в статье отмечено пожелание руководству и секретариату этого нового международного форума более четко ориентировать представителей бизнес-структур, связывающих свое будущее с коммерческой деятельностью в Арктике, прежде всего на выполнение применимых к этому региону природоохранных норм международного права; а именно – на обмен с этой целью «наилучшими имеющимися технологиями», с учетом особой уязвимости арктической окружающей среды. Далее, на фоне роста масштабов судоходства и иной деятельности в арктических морях стандарты предпринимательства в Арктическом регионе, как показано в статье, могли бы быть более выверенными не только в экологическом измерении, но и в плане учета возможностей диверсификации самой экономики в Арктике. На усовершенствование качества регулирования хозяйственной деятельности в Арктике и, особенно, координированного саморегулирования на уровне хозяйствующих субъектов разных государств, может сфокусировать свои приоритетные усилия АкрЭС. В этом случае его деятельность может стать еще более востребованной.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО И ПОЛИТИКА 

27-43 284
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. Концепция международно-правовой политики стала разрабатываться в международно-правовых исследованиях относительно недавно, хотя сам феномен международно-правовой политики государства существует столько же, сколько само государство в его отношениях с внешним миром. Международно-правовая политика как политика государства в отношении правовых аспектов его международных отношений была концептуально оформлена только в 80-е гг. XX века. Прежде круг ее вопросов или их аспекты разделялись между юристами-международниками и исследователями международных отношений. Однако международно-правовая политика - это цельная система подходов государства к вопросам международного права. Большой интерес представляет сравнение позиций государств по конкретным вопросам или сравнение тактики государств на отдельных этапах реализации международно-правовых норм. Данная статья посвящена вопросу о том, можно ли интегрировать сравнительные исследования международно-правовой политики государств в рамки уже существующих сравнительно-правовых исследований подходов государств к международному праву (проект так называемого сравнительного международного права) и сравнительно-правовых исследований нормативного оформления межгосударственных отношений (проект сравнительного права внешних сношений).

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. В статье рассматриваются теоретические вопросы преимущественно на основе доктринальных источников. Для ретроспективного анализа сравнительного метода в международном праве используются работы, опубликованные на протяжении XX в. отечественными и зарубежными правоведами. Уделяется внимание основоположникам компаративистской практики в международно-правовых исследованиях. Поскольку проект сравнительного права внешних сношений был разработан американскими правоведами на основе национальной правовой доктрины и практики, в исследовании также используются материалы национальной судебной практики 30-40-х гг., в которой был сформулирован принцип исключительности полномочий исполнительной власти во внешней политике страны. В исследовании применялись методы анализа, синтеза, систематизации, а также историко-правовой и сравнительно-правовой методы.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. В статье проводится краткий обзор идей концепции международно-правовой политики государства, с учетом того, что одним из первых авторов такой концепции считается французский юрист и дипломат Ги де Лашаррьер. Рассматривается история становления права внешних сношений в США и её доктринальная оценка с точки зрения конституционных основ в государстве. Обозначаются различные точки зрения на содержание и подходы к обоснованию права внешних сношений. Проводится сравнительный анализ концепции международно-правовой политики государств и понятия права внешних сношений, как двух подходов к оценке государством своей правовой позиции на международной арене. Различия выявляются по шести параметрам: источники, функции, субъекты двух концепций, внимание к распределению внешнеполитических полномочий в государстве, вопрос о соотношении международного права и национального права, значение национальных судов в толковании и применении международно-правовых норм. На основе отсылки к понятию “национального интереса” констатируется некорректность приписывания международно-правовой политики международным организациям и надгосударственным образованиям. В работе отражается развитие тенденции к противополаганию подходов государств к международному праву, начиная с понятий “международного права переходного периода”, “между- народно-правовых систем” и обращаясь к понятиям “национального подхода к международному праву”, “правового стиля”, “правовой культуры”. Краткое исследование формирует представление о разнообразии подходов к сравнимым аспектам международного права, среди которых могут утвердиться и сравнительные исследования международно-правовой политики государств.

ВЫВОДЫ И ОБСУЖДЕНИЕ. На первый взгляд сравнительный метод малоприменим к международному праву. Однако универсальность международного права не исключает расхождений в подходах к нему. Если исследование международно-правовой политики, определяемой национальными интересами каждого государства позволяет систематизировать позиции государства в единую стратегию, то сравнительный метод допускает как классическое тематическое сравнение взглядов государств, так и открывает возможности сравнить внутренние закономерности международно-правовой политики и определяющие её факторы. Тенденция к исследованию международно-правовых вопросов с точки зрения проблем макро-социальной идентичности государств выразилась в растущей популярности сравнительных международно-правовых исследований (проект сравнительного международного права), и выдвижении проекта сравнительного права внешних сношений (под руководством американского правоведа К.А. Бредли). Для разработки концепции международно-правовой политики государства не применимы методологические установки проекта сравнительного права внешних сношений. Но при этом сходство основных тезисов концепции и проекта сравнительного международного права подсказывает, что дальнейшие разработки концепции могут стать новым направлением проекта.

ПРАВО МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ 

44-63 164
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. В статье рассматриваются ключевые особенности права Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в сфере науки, технологий и инноваций с точки зрения вызовов Четвертой промышленной революции. Цель исследования заключается в анализе состояния правового регулирования научно-технологического сотрудничества государств – членов и выявлении возможных сценариев его развития.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. В ходе подготовки исследования использовались акты, составляющие право ЕАЭС, а именно международные договоры и документы (решения, распоряжения и рекомендации) органов Союза. Кроме этого, автор учитывал обобщения относительно уровня развития научно-технологической интеграции, сформулированные представителями экономической науки. Исследование основано на базе общенаучных методов познания (системный и структурный подходы, анализ и синтез, индукция и дедукция), а также специальных методов, используемых в юридической науке (сравнительно-правовой, историко-правовой и формально-догматический). Однако наиболее важным выступил системный подход, позволивший представить право ЕАЭС в качестве сложноорганизованного и многоуровневого комплекса.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. На основе проведенного анализа автор пришел к следующим исследовательским результатам. Право в сфере НТИ – подсистема права ЕАЭС как такового; предметом регулирования являются различные формы взаимодействия (координация, кооперация, интеграция). Анализируемый правовой комплекс представляет собой единство подсистемы первичного и вторичного права, причем первичное право отличается фрагментарностью. В свою очередь большое значение в регулировании научно-технологического сотрудничества принадлежит рекомендательным актам Евразийской экономической комиссии. Фактором развития права ЕАЭС в сфере НТИ на современном этапе является признание научно-технологического взаимодействия в качестве самостоятельного интеграционного направления.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. В ходе анализа автор обращался к дискуссионным моментам, высказанным в научной литературе относительно полноты правового регулирования научно-технологического сотрудничества и вариантам его дальнейшего совершенствования. К числу важнейших выводов исследования относится положение о необходимости дальнейшего совершенствования прежде всего договорной базы, а также устранения дисбаланса в регуляторной среде, означающего отставание уровня правового регулирования научно-технологического сотрудничества в энергетике по сравнению с правовым регулированием в сфере промышленности и АПК. В качестве принципов развития права ЕАЭС в сфере НТИ предложено: четкое следование правовой модели Союза; учет современных инфраструктурных изменений, связанных с распространением цифровых платформ; сбалансированность первичного и вторичного права; учет усиления роли программного и стратегического регулирования; сочетание дифференциации и интеграции правовых режимов сотрудничества в сфере традиционных и новых исследований и разработок.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ВОЗДУШНОЕ ПРАВО 

64-90 304
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. В статье рассматривается процесс создания норм и источники международного воздушного права в контексте существующей в отечественной международно-правовой доктрине теории согласования воль и на основе современной практики государств и международных авиационных организаций (прежде всего, Международной организации гражданской авиации – ИКАО).

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Материалом для исследования являются международные договоры в области международного воздушного права, документы ИКАО, труды российских и зарубежных юристов-международников. Методологическую основу исследования составили общенаучные и частнонаучные методы познания (диалектический, сравнительно-правовой, методы анализа и синтеза, дедукции и индукции).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. В результате проведенного исследования выделены и систематизированы существующие на сегодняшний день источники международного воздушного права, то есть различные формы, с помощью которых закрепляются нормы этой отрасли международного права. Проанализированы теоретические и практические проблемы, связанные с процессом создания и применения норм, закрепляемых в данных источниках.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. На основе существующей в отечественной международно-правовой доктрине теории «согласования воль» и с учетом современной практики государств и международных авиационных организаций в статье выделены (систематизированы) следующие источники международного воздушного права: (i) международные договоры; (ii) международно-правовые обычаи; (iii) международные стандарты ИКАО; (iv) Технические инструкции по безопасной перевозке опасных грузов по воздуху. Каждый из указанных видов источников международного воздушного права подробно анализируется как с точки зрения процесса нормообразования, так и в связи с той ролью, которую он играет в регулировании межгосударственных отношений в области международной гражданской авиации. В частности, показана особая роль в международном воздушном праве таких традиционных источников, как международный договор и международный обычай. Что касается международных стандартов и Технических инструкций по безопасной перевозке опасных грузов по воздуху, то они рассматриваются в качестве особых сложных форм закрепления норм международного воздушного права, появившихся на фоне быстрого развития гражданской авиации во второй половине XX века и превращения ее в глобальное средство транспортировки пассажиров и грузов. В целом, оценивая существующие на сегодняшний день процессы образования норм и источники международного воздушного права, можно отметить, что они достаточно динамичны и хорошо учитывают современные реалии развития мировой авиации и интересы различных государств.

91-102 155
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. Концепция национальности воздушного судна заимствована из морского права; в настоящее время она закреплена в Чикагской конвенции о международной гражданской авиации 1944 г. Регистрация выполняет несколько функций: во-первых, она позволяет идентифицировать судно; во-вторых, она предполагает обязанность государства регистрации контролировать его эксплуатацию, в-третьих, она предполагает ответственность государства регистрации в случае неосуществления такого контроля.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Исследование проведено на основе Чикагской конвенции 1944 г., Кейптаунской конвенции о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования, Протокола по авиационному оборудованию к ней 2001 г., актов российского законодательства и законодательства офшорных юрисдикций, прежде всего, Air Navigation Order 2013. В исследовании использованы методы формальной логики, а также исторический и сравнительно-правовой. Основная задача исследования – разработка предложений, направленных на повышение привлекательности российского реестра.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Российская система регистрации имеет ряд недостатков: отсутствие кодифицированного акта; наличие двух органов с пересекающейся компетенцией (МАК и Росавиация); наличие высоких таможенных пошлин на ввоз некоторых типов самолетов. К этому следует добавить недостатки, связанные с организацией процесса регистрации: высокую степень бюрократизации, дефицит квалифицированных специалистов и др. Регистрация воздушного судна в офшоре, наоборот, предполагает ряд преимуществ: быстрота и «дружественность», конфиденциальность данных о бенефициаре, отсутствие НДС и таможенных пошлин, качество контроля летной годности.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. Проблема может быть решена императивно, посредством закрепления жесткого обязательства авиакомпаний регистрировать самолеты в отечественном реестре под угрозой невыдачи или отзыва сертификата эксплуатанта. Однако если этот реестр не соответствует мировым стандартам, данная мера отрицательно скажется на развитии авиационного сектора и безопасности перевозок. В этой связи создание прозрачной, целостной и эффективной системы регистрации соответствует интересам государства не в меньшей степени, чем интересам авиакомпаний. Применительно к РФ достижение этой цели предполагает решение ряда тактических задач, направленных на упрощение формальностей, признание российской системы регистрации и стимулирование гражданского оборота.

МЕЖДУНАРОДНОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО 

103-114 177
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. Практика современных международных уголовных судов и трибуналов ставит серьезные вопросы о должном обеспечении прав обвиняемого. Среди таких прав выделяется право обвиняемого на компенсацию. Выделяется компенсация обвиняемому (независимо от вердикта) за нарушение его процессуальных прав и фундаментальных прав человека и компенсации оправданному лицу.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Анализ обеспечения права человека на компенсацию в случае неправосудного приговора проводится на основе международных договоров по правам человека, уставных документов международных уголовных судов, обращения к travaux preparatoires Статута Международного уголовного суда (МУС), изучения практики международных уголовных судов и трибуналов. Исследование проведено с использованием общенаучных методов познания, в частности, анализа и синтеза, а также сравнительно-правового, историко-правового и формально-догматического методов. Для достижения соответствующих выводов применяются различные способы толкования норм права – грамматический, систематический, телеологический, гармонический и др.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. В деятельности международных уголовных судов и трибуналов нарушение права обвиняемого на рассмотрение дела в разумные сроки носит системный характер, в том числе в связи с отсутствием каких-либо процессуальных сроков, с одной стороны, и отсутствием каких-либо норм (или их неприменением) по восстановлению прав обвиняемого и наказания стороны, совершившей нарушение данных прав, – с другой. Эта ситуация не только создает серьезные трудности с обеспечением прав конкретных обвиняемых (в том числе, оправданных), но и выявляет проблемы развития современного международного уголовного права и международного права прав человека.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. Национальное законодательство и международные договоры по правам человека предусматривают право оправданного лица на компенсацию. В международных уголовных судах данный вопрос, однако, решается по-разному. В уставных документах международных уголовных трибуналов ad hoc, созданных Советом Безопасности ООН, право на компенсацию обвиняемого или оправданного лица не упоминается. При этом в Международном уголовном трибунале по Руанде признавалось, что отсутствие упоминания права в Статуте трибунала не означает, что соответствующие лица не имеют соответствующего права. В то же время практических последствий для оправданных лиц данное признание не имело. Статут Международного уголовного суда право на компенсацию признает, однако делает это в ограниченном объеме. Таким образом, в международных уголовных судах и трибуналах обеспечение права человека на компенсацию (прежде всего, на компенсацию оправданному лицу) производится на более низком уровне по сравнению с тем, который установлен в международных договорах по правам человека.

115-129 166
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. В отечественной науке международного права институт amicus curiae является одним из наименее исследованных, в то время как за рубежом на протяжении последних десятилетий ему посвящаются как комплексные исследования, так и публикации, затрагивающие отдельные его аспекты. Частота его использования и характер влияния на международное судебное и квазисудебное производство варьируются среди отраслей международного права. В данной статье рассматривается одна из функций amicus curiae в международном уголовном судопроизводстве – информативная.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Статья написана с опорой на существующий объем научного знания в таких отраслях международного права, как право международных договоров, международное уголовное право, право международных организаций, право прав человека, международное экономическое право, история международного права и др. В связи с невысокой степенью разработанности темы в отечественной литературе в исследовании использовались выводы и заключения, сделанные преимущественно в зарубежной доктрине международного права, включая публикации текущего года. Эмпирическую основу исследования составили международно-правовые акты, внутренние акты органов международного уголовного судопроизводства, материалы производств по рассмотрению межгосударственных споров, консультативных производств, материалы практики международных уголовных судов. Использованная методология является комбинацией общенаучных методов познания (методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, критический и диалектический) и частных научных методов, характерных для юридических наук (историко-правовой, сравнительно-правовой).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Международные уголовные суды активно используют межотраслевой механизм amicus curiae для получения информации как правового, так и фактологического характера по вопросам, подлежащим разрешению в ходе уголовного производства. Допуск amicus curiae к участию в международном уголовном процессе целиком и полностью зависит от судейского усмотрения. В качестве amicus curiae на практике выступают как субъекты международного права, так и международные неправительственные организации, физические и юридические лица, профессиональные объединения.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. Чересчур частое использование механизма amicus curiae представляется трудносовместимым с максимой iura novit curia. Современная практика его применения представляет собой благодатную почву для всякого рода злоупотреблений и нуждается в пересмотре. В частности, в соответствующей части поучительным мог бы быть опыт Международного суда ООН, Международного трибунала по морскому праву, Комиссии ООН по праву международной торговли.

РЕЦЕНЗИИ 

130-144 246
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. Статья содержит всесторонний анализ «Энциклопедии международного права» в трех томах (далее – Энциклопедия) – одного из фундаментальных трудов по международному праву, который вышел в свет на постсоветском пространстве. Издание подготовлено в Институте государства и права им. В.М. Корецкого НАН Украины. Его методология основывается на социологическом подходе установления законов общественного развития. Отмечается своевременность появления Энциклопедии в свете наметившегося кризиса международного права, что требует адаптации к новым изменяющимся условиям общественного развития. Однако, двигаясь вперед, необходимо зафиксировать четкие правовые конструкции международного права, поскольку размытые дефиниции правовых понятий, допускающие их неоднозначное толкование, усложняют правоприменение и делают возможными злоупотребления. Достойным базисом, зафиксировавшим самые передовые на сегодняшний день взгляды в области международного права и в то же время вобравшим в себя лучшие наработки российской, советской и, в новом качестве, постсоветской школы, без сомнения, можно назвать анализируемую «Энциклопедию международного права». Учитывая объем материала, в статье освещен 1-й том Энциклопедии, который достойно характеризует весь огромный массив работы.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. В статье рассмотрен 1-й том издания «Энциклопедия международного права» в трех томах, использованы представленные в отечественной и зарубежной науке работы по вопросам международно-правового режима морских пространств Арктики, применения правила эстоппеля, нормативный и аналитический материал, международная судебная практика. Исследование основано на базе общенаучных методов познания (системный и структурный подходы, анализ и синтез, индукция и дедукция), а также специальных методов (сравнительно-правовой, историко-правовой, моделирования).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. В анализируемом 1-м томе помещены статьи о входящих в учебники курса международного права и малоизвестных международных договорах; есть ряд статей о международных организациях, специализированных органах и учреждениях, терминах и понятиях. Значительное место в Энциклопедии отводится международно-правовой практике, в том числе международным судебным и арбитражным решениям. Авторы Энциклопедии – ведущие ученые, многие из которых заслужили авторитет на мировом уровне. В Предисловии акцентируется внимание на том, что многочисленные кризисные явления и военные конфликты последнего времени в мире, в том числе и в Украине, вносят хаос в международные отношения, угрожают миру и безопасности. Выход из этой ситуации возможен лишь путем восстановления баланса сил и установления нового мирового правопорядка на основе неукоснительного соблюдения норм и принципов международного права. В связи с этим в Энциклопедии отражено влияние современных вызовов и угроз на уровень эффективности применения принципов и норм международного права, освещается роль и значение Устава ООН. Значительное место в издании отводится историческим аспектам развития международного права, начиная с договоров Киевской Руси с Византией, а также участию Беларуси, России и Украины в составе СССР в основании ООН, распаду СССР, его последствиям для международного права. Не обойдены вниманием и острые исторические темы, поднимаемые заново в последнее время. Энциклопедия содержит обширнейшую подборку статей о персоналиях, среди которых и основоположники международного права, и ныне действующие ученые, на плечи которых легла ответственность как за поддержание авторитета международного права, так и за его развитие. Некоторым из них в статье уделено особое внимание.

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ. Энциклопедия международного права – первый на постсоветском пространстве систематизированный свод знаний в сфере международного права. В Энциклопедии раскрываются особенности правовой природы международного права и содержание его основных понятий и категорий. Сделан вывод о возможности пересмотра Россией озвученной еще СССР позиции относительно ширины территориальных вод в Северном Ледовитом океане.

145-153 206
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. В рецензии отражена специфика методологического подхода, реализованная Ю.С. Безбородовым, при анализе современного этапа взаимодействия национальных правовых систем и международного права. Отмечается создание новой концепции, позволяющей раскрыть механизм сближения национальных правовых систем с помощью понятия правовая конвергенция. Обращается внимание на содержание правовой конвергенции, причины ее распространения, связь с международным правом, а также соотношение конвергенции со смежными категориями – глобализацией, универсализацией, суверенитетом и др. Представлены авторские точки зрения на взаимосвязь суверенитета и наднациональности, между процессами универсализации и локализации как условиями функционирования международного права, выступающими преимущественной основой сближения национальных правовых систем. Рассмотрена позиция относительно методов правовой конвергенции, к числу которых, в частности, отнесена международно-правовая интеграция. Подчеркивается соотношение выявленных форм правовой конвергенции. Указывается на значимость сравнительно-правового анализа интеграции в разных регионах мира, в том числе на постсоветском пространстве, для понимания текущих результатов правовой конвергенции.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. В основу исследования положены выводы и подходы, сформулированные в рецензируемой монографии, а также материалы отечественной и международно-правовой доктрины по затрагиваемой тематике. При написании рецензии использованы общенаучные и специальные методы познания.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. На сближение национальных правовых систем и международного права оказывают влияние как процессы, присущие механизму международно-правового регулирования, так и внешние по отношению к нему. Их отличает значительная специфика и разнонаправленный характер. Между тем они не препятствуют правовой конвергенции, осуществляемой посредством различных форм и методов.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. Рецензирование научной работы позволило прийти к следующим выводам: а) автору удалось представить собственную непротиворечивую концепцию конвергенции национальных правовых систем и показать ее связь с рядом современных общественных явлений; б) в монографии приведены убедительные аргументы в пользу предложенных форм и методов правовой конвергенции; в) сравнительно-правовая характеристика региональных международных интеграционных организаций подробна и позволяет сформировать о них весьма полное и правильное представление. Кроме того, в рецензии обозначены вопросы, которые могут быть предметом дальнейшего обсуждения.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0869-0049 (Print)
ISSN 2619-0893 (Online)