Preview

Московский журнал международного права

Расширенный поиск
№ 3 (2018)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.24833/0869-0049-2018-3

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

6-17 420
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. В статье показано, что существует проблема исполнения постановлений Европейского суда по правам человека в случае их противоречия Конституции РФ. Эта проблема в юридическом плане обозначена прежде всего двумя разнонаправленными факторами. С одной стороны, Конституция РФ, как предусмотрено в ч. 1 ст. 15, «имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации». Причем законы России, в том числе и те, которыми ратифицированы международные договоры, «не должны противоречить Конституции Российской Федерации». С другой стороны, общепризнанно, что государство не может ссылаться на соответствие своего поведения нормам своего национального (внутригосударственного) права, чтобы оправдать свое поведение, квалифицированное как противоправное согласно нормам международного права.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Материалами для исследования служат прежде всего постановления ЕСПЧ и Конституционного Суда РФ, а также доктринальные источники по теме. Методологическую основу статьи составили общенаучные и специальные методы исследования. На фоне применяемых норм общего международного права критически анализируются постановления как ЕСПЧ, так и Конституционного Суда РФ, прежде всего при выявлении причин разных правовых позиций, обозначенных в этих судебных органах.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. В статье в контексте позиции, занятой Конституционным Судом РФ по некоторым положениям, содержащимся в постановлениях ЕСПЧ, раскрывается императивный характер основного принципа международного права – pacta sunt servanda, требующего от государств соблюдение международно-правовых обязательств. Вместе с тем показано, что в международном праве наличествуют правовые возможности не исполнять те решения ЕСПЧ, которые приняты явно в рамках политики «двойных стандартов», и такими правовыми возможностями Конституционный Суд РФ не воспользовался. Вместо этого Конституционный Суд по сути высказался против следования принципу pacta sunt servanda.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. Нет предмета для научной дискуссии по вопросу о том, что Конституционный Суд обязан защищать национальные интересы России, если иностранный судебный орган принимает решение, явно не соответствующее международному праву. Но в рассматриваемых случаях Конституционный Суд, реагируя на постановление ЕСПЧ, явно не отличающееся юридической чистотой, сам пошел по некорректному пути с точки зрения международного права. Согласно ст. 26 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. каждый действующий договор «обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться» даже в том случае, если иное требуется согласно национальному (внутреннему) праву: государство-участник договора «не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора» (ст. 27 этой же Конвенции). И поскольку конституция любого государства – это часть его национального (внутреннего) права, хотя и высшая в иерархии такого права, постольку цитированное правило (норма) Конвенции 1969 г. применяется и в отношении конституций. Ориентируя на нарушение Россией своих обязательств по международным договорам, Конституционный Суд в данном случае действовал против стратегических интересов России в поддержании международно-правовой стабильности и правопорядка.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ

18-29 244
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. Статья посвящена проблемам толкования так называемых Статей об исключениях по соображениям безопасности, действующих в рамках ВТО, а именно ст. XXI ГАТТ, ст. XIV-бис ГАТС и ст. 73 ТРИПС, в связи с возможностью их применения к мерам, ограничивающим торговлю, принятым против России, и российским контрмерам, исходя из презумпции, что указанные меры, ограничивающие торговлю, противоречат нормам ВТО.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. В качестве материала для данной статьи использовались нормы общего международного права и нормы права ВТО, предусматривающие исключения по соображениям безопасности, а также практика их толкования международными судебными учреждениями, международными организациями и специалистами. Методологическую основу исследования составляют общенаучные и специальные методы.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Принимая во внимание недостаток практики и отсутствие общего подхода в рамках ВТО в отношении рассматриваемой проблемы, проведен анализ сферы действия Статей об исключениях по соображениям безопасности и юрисдикции третейских групп рассматривать вытекающие из них споры. В частности, в статье исследуется природа Статей об исключениях по соображениям безопасности на предмет возможности их применения третейскими группами при разрешении споров, т.е. анализируется возможность применения объективного или субъективного подхода к толкованию данных Статей.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. Касательно возможности использования объективного подхода необходимо толкование таких терминов, как «существенные интересы безопасности», «чрезвычайные обстоятельства в международных отношениях» и «необходимые для защиты». Данный анализ необходимо осуществлять на основе норм общего международного права и подхода Апелляционного органа, в соответствии с которым ранее осуществленное толкование положений одного соглашения ВТО может быть использовано для определения содержания аналогичных понятий другого соглашения ВТО. Что касается субъективного подхода, то мы можем наблюдать тенденцию ограничения его применения в контексте принципа добросовестности.

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

30-40 293
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. Основным предметом исследования являются вопросы защиты предпринимателей и повышения уровня национальной экономической безопасности в контексте международно-правовых стандартов. В статье приводится определение понятия международно-правовых стандартов как эталонов, согласованных государствами и выраженных в международных договорах. Исторически они начали развиваться в контексте международного права прав человека. В связи с этим рассматриваются основополагающие международно-правовые акты, которые применимы в контексте прав предпринимателей: Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. и Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Далее исследуются актуальные вопросы данной проблематики на примере стандарта обмена информацией о финансовых счетах ОЭСР, деятельности бизнес-омбудсманов и практики государств.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Материалом для исследования послужили современные труды ученых, законы Российской Федерации и других государств, а также международно-правовые акты в части международного опыта защиты прав предпринимателей, обеспечения безопасности бизнеса, а также проблемы, связанные с использованием этого опыта в национальных, политических и экономических системах. Методологическую основу исследования составили общенаучные и частнонаучные методы познания.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. В исследовании установлено, что на современном этапе накоплен значительный международный опыт защиты прав предпринимателей, который не только успешно используется, но и совершенствуется применительно к национальной специфике ведения бизнеса в каждом отдельно взятом государстве. Посредством изучения международного опыта возможно на национальном уровне достичь наивысшей степени обеспечения безопасности бизнеса, а также решить проблемы, связанные с закреплением этого опыта в национальных, политических и экономических системах.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. В настоящее время существует значительное число правовых механизмов для защиты прав предпринимателей. Они касаются как международно-правовой сферы (международные договоры, правовые акты международных организаций), так и внутригосударственного права. В рамках настоя щей статьи рассмотрены различные аспекты защиты прав предпринимателей. В связи с этим следует сказать, что с формальной стороны отсутствует дифференциация такой защиты в зависимости от того, является ли бизнес крупным, средним или малым. В настоящее время как на международно-правовом, так и на внутригосударственном уровне предпринимаются усилия по созданию баланса между частным, государственным интересом и интересами мирового сообщества. Так, государство стремится получать налоги с предпринимательской деятельности, частным лицам необходимо, чтобы работы, товары и услуги были недорогими и качественными, а со стороны предпринимателей законные интересы лежат в плоскости максимизации прибыли и сокращении издержек. В то же время международное сообщество нацелено на решение проблем в различных сферах: начиная от экологического регулирования и заканчивая предотвращением размывания налоговой базы и переноса прибыли компаний в более выгодные юрисдикции.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО И ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА

41-52 275
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. В статье рассматриваются актуальные вопросы международно-правовой ответственности за трансграничный ущерб при разработке месторождений, такие как понятие трансграничного ущерба и его критерии. Помимо этого авторами проведен анализ практики реализации института ответственности в случае аварий на трансграничных месторождениях.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. В процессе подготовки статьи использовались труды российских и зарубежных ученых и исследователей в области международного экологического права и национального экологического права, материалы Комиссии международного права ООН, национальная практика разных государств, сообщения средств массовой информации, а также материалы, подготовленные операторами трансграничных месторождений. Методологической основой исследования послужили такие общенаучные и специальные методы познания, как методы анализа и синтеза, индукции, а также сравнительно-правовой метод.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Авторы сформулировали выводы об особенностях имплементации ответственности за причинение трансграничного экологического ущерба и проанализировали применение общих принципов возмещения подобных потерь к случаям разливов нефти и иным авариям на трансграничных месторождениях. В качестве иллюстративных примеров исследуются случаи разливов нефти в Мексиканском заливе, Каспийском и Северном морях.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. В результате исследования выявлены критерии трансграничного ущерба, отличающие его от других видов потерь. Авторы приходят к выводу о преимущественном применении национального гражданско-правового способа имплементации ответственности в случаях разливов нефти и иных аварий на трансграничных месторождениях.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРАВО

53-64 213
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. Учитывая пристальное внимание государств к деятельности Всемирной торговой организации, несомненно, вызывают интерес принимаемые в ней новые соглашения, основанные на современных тенденциях развития торговли и стремлении государств как можно продуктивнее и без преград вести внешнеэкономическую деятельность. В частности, речь идет о Соглашении об упрощении процедур торговли, принятом в 2014 г. В статье рассматриваются особенности предоставления привилегий для развивающихся и наименее развитых стран в отношении применения положений соглашений, а также тарифные преференции в отношении товаров, происходящих из этих стран, на примере ЕАЭС.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. В качестве материалов в работе использованы международные конвенции, принятые в рамках как Всемирной торговой организации, так и Всемирной таможенной организации, современные доктринальные исследования российских и зарубежных авторов. Методологическую основу исследования составили метод системного и логического анализа, диалектический метод, а также историко-правовой, сравнительно-правовой, формально-юридический методы познания.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. По итогам проведенного исследования автор отмечает, что положения Соглашения об упрощении процедур торговли, относящиеся к специальному и дифференцированному режиму для развивающихся и наименее развитых стран, весьма прогрессивные. Нововведением является возможность применения наименее развитыми странами обязательств по Соглашению только в части, соответствующей их индивидуальному уровню развития, финансовым и торговым потребностям. В отличие от первого раздела Соглашения, в отношении которого автор в своей предыдущей статье делал весьма скептические выводы, второй раздел является новаторским и предоставляет реальные механизмы помощи наименее развитым странам.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. Автор анализирует положения принятого в 2013 г. и вступившего в силу в 2017 г. Соглашения об упрощении процедур торговли, которое непосредственно включено в Приложение 1А Соглашения ВТО, после Соглашения по защитным мерам. Речь в настоящей статье идет о положениях, относящихся к специальному и дифференцированному режимам для развивающихся и наименее развитых стран. Кроме того, исследуются теоретические вопросы отнесения государств к этой категории стран. Автором приводятся примеры предоставления тарифных преференций в отношении товаров, происходящих из развивающихся и наименее развитых стран, перечень таких стран, рассматриваются условия и порядок применения единой системы тарифных преференций ЕАЭС. Сравнивая и анализируя международные договоры по этим вопросам, автор приходит к следующим выводам. Положения второго раздела Соглашения отличаются от ранее установленных в отношении развивающихся и наименее развитых стран, предоставляют бо́льшие льготы в аспекте условий применения Соглашения, учитывая возможности самой страны. При этом важно, что устанавливается принцип индивидуального подхода к каждой такой стране, которая к тому же самостоятельно определяет сроки применения положений Соглашения. Кроме того, возможность при этом требовать оказания помощи для наращивания потенциала конечно же является довольно прогрессивной для такого рода соглашений. Автор отмечает, что нормы, закрепленные в ЕАЭС в отношении товаров, происходящих из развивающихся и наименее развитых стран – пользователей единой системы тарифных преференций Союза, соответствуют международным нормам и содействуют экономическому росту развивающихся и наименее развитых стран.

ПРАВО МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

65-71 196
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. На примере военного вмешательства США и их союзников в Сирии просматривается тенденция в политике западных стран игнорировать международное право и действовать по «праву силы» без санкции СБ ООН. Россия как государство, которое уважает свой суверенитет и международное право, не приемлет такого подхода. Россия высказывается за дипломатический диалог на всех площадках с целью остановить дестабилизацию международных отношений, включая конфронтацию в Сирии, и найти приемлемые международно-правовые решения. В статье предложены конкретные варианты таких решений.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Материалами для исследования послужили Устав ООН, общепризнанные принципы международного права, резолюции СБ ООН, Совместное заявление президентов России и США по Сирии от 11 ноября 2017 г., пресс-конференция президентов России и США в Хельсинки 16 июля 2018 г., а также научные труды российских и зарубежных ученых. Методологическую основу составили общенаучные и частнонаучные методы познания, включая исторический и сравнительно-правовой методы.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. По итогам проведенного исследования автор констатирует, что США и их союзники, применяя военную силу в Сирии, действуют в нарушение Устава ООН. Россия, напротив, использует свой воинский контингент в Сирии в полном соответствии с положениями Устава ООН в порядке коллективной самообороны по просьбе законного правительства Сирии.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. Автор предлагает конкретный правовой вариант поиска мирного урегулирования в Сирии на основе Совместного заявления президентов России и США от 11 ноября 2017 г. по итогам их встречи в кулуарах саммита АТЭС в Дананге (Вьетнам). Предлагается совместно на экспертном уровне взять этот документ за основу, доработать с учетом новых реалий и вынести на рассмотрение СБ ООН для принятия консенсусной резолюции, которая установила бы международно-правовые рамки мирного урегулирования в Сирии.

72-82 188
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. В настоящее время Европейский союз представлен широким перечнем институтов, органов и структур в области обеспечения безопасности. Они формировались поэтапно, существенно эволюционировав от Маастрихта до Лиссабона. В процессе правовой эволюции органов и структур ЕС в области обеспечения безопасности в учредительных документах Союза появились нормы, позволяющие применять механизмы углубленного сотрудничества в отдельно взятых областях и подходить с нужной гибкостью к различным интеграционным процессам. В результате этой работы в рамках ЕС был запущен механизм Постоянного структурированного сотрудничества в сфере обеспечения безопасности и обороны (PESCO).

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. В качестве материалов в работе использованы международные договоры, официальные заявления государств, а также доктринальные исследования, связанные с обеспечением международной и региональной безопасности. Методологической основой исследования выступают специально-юридическое, нормативное, телеологическое и систематическое толкование международных договоров, общенаучные (например, логический) и частнонаучные методы познания, в том числе формально-юридический метод и др.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. В ноябре 2017 г. министры иностранных дел и обороны 23 стран – участников ЕС подписали пакт, нацеленный на усиление оборонного сотрудничества внутри Европейского союза. В декабре того же года, на саммите лидеров стран – членов Европейского союза, было провозглашено начало работы Постоянного структурированного сотрудничества (Европейского оборонного союза). В начале 2018 г., а именно в марте, Советом была одобрена Резолюция, определяющая перечень проектов, которые должны быть запущены в рамках PESCO. Данное обстоятельство не могло остаться незамеченным, и появление в ЕС нового механизма в области обеспечения безопасности, очевидно, уже должно учитываться при выстраивании отношений между Российской Федерацией и Европейским союзом по укреплению европейской безопасности.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. В настоящей статье автор обращает внимание на то, что в условиях существующей геополитической турбулентности отношения Российской Федерации с западными и западноевропейскими партнерами переживают не лучшие времена и Россию воспринимают больше как угрозу, нежели в качестве доброго соседа и партнера в области обеспечения безопасности. В существующих реалиях анализ правовой эволюции механизма сотрудничества в области обороны и безопасности, приведенный в настоящей статье, будет полезен с точки зрения понимания перспектив потенциально возможной новой формы сотрудничества России и ЕС в области укрепления мира и безопасности в европейском регионе.

МИРНОЕ РАЗРЕШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ СПОРОВ

83-94 192
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. Деятельность Международного суда ООН является ориентиром не только для других международных судебных органов, но и для государств, которые внимательно следят за решениями Суда, хотя формально данные решения распространяются только на стороны, участвующие в разбирательстве. Очевидно, каждое дело Международного суда выходит за пределы двустороннего спора, а выводы Суда носят более обобщенный характер и могут быть применимы к другим аналогичным ситуациям.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. В статье изучается практика Международного суда ООН за пятилетний срок, с 2013 по 2017 г., приводится анализ и дается оценка текущим делам, находящимся на его рассмотрении (на конец 2017 г.), а также тем спорам, по которым им были вынесены решения в 2013–2017 гг. Помимо анализа дел, рассмотренных Судом за указанный период, в статье проводится сравнение с предшествующей деятельностью этого органа, с тем чтобы отразить тенденции в его практике. В дополнение к этому приводятся статистические выкладки, наглядно иллюстрирующие усилия Международного суда ООН по прогрессивному развитию международного права.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Проведенное исследование показывает, что в работе Суда можно наблюдать отражение многих процессов, происходящих в мире, и тех подходов, которые государства используют для урегулирования своих споров или продвижения своих позиций. В статье подчеркивается тот факт, что деятельность этого судебного органа позволяет говорить о его высокой востребованности и авторитете на международной арене. Это, в частности, связано с тем, что ему удается оставаться в достаточной степени объективным и эффективным, умело использовать международное право для привнесения стабильности в международные отношения, решая наиболее острые и комплексные проблемы межгосударственных отношений.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. В качестве выводов в статье выделяются тенденции, проявившиеся наиболее отчетливо за последние пять лет. Так, отмечается востребованность Международного суда в случаях «кризисного управления» спорами и то обстоятельство, что «стандартной» процедурой становится оспаривание юрисдикции (компетенции) Суда. Помимо этого упоминаются увеличивающееся количество попыток пересмотреть ранее принятые Международным судом решения (или заручиться их заданной интерпретацией), растущее внешнее давление на Суд и попытки политизации его работы, а также, по видимому связанное с этим, усиление разногласий внутри судейского корпуса.

ПРАВО МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ И КОНФЕРЕНЦИЙ

95-109 125
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. Статья посвящена рассмотрению особенностей деятельности Совета Европы по координации сотрудничества государствчленов в сфере разработки, распространения и международной передачи научно-технических средств, необходимых для перехода к устойчивому развитию. В этой связи поднимаются вопросы о содействии со стороны организации обеспечению «зеленого» вектора научно-технического прогресса не только в Европе, но и во всем мире.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. В ходе подготовки исследования использовались научные труды зарубежных и российских исследователей в области международного права, права международных организаций, материалы и документы Совета Европы, конвенции данной организации, а также источники «мягкого» права, а именно резолюции и рекомендации Парламентской ассамблеи, Комитета министров, Конгресса местных и региональных властей.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. На основе проведенного исследования автор сформулировал идею о том, что отстаиваемый Советом Европы баланс между правами человека и научно-техническим прогрессом представляет собой важнейший аспект устойчивого развития, который должен приниматься в качестве основы в процессе международного научно-технического сотрудничества и передачи «зеленых» технологий.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. Автор пришел к заключению о том, что право Совета Европы включает международно-правовые обязательства, которые соответствуют достижению целей устойчивого развития, в том числе Цели № 17, рассматривающей знания и технологии в качестве средства перехода к устойчивому развитию. При этом успех в реализации данных обязательств зависит от готовности государств-членов следовать соответствующим положениям действующего международного права и «мягкого» права данной организации, входящего в международное право устойчивого развития.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО

110-120 124
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. Вследствие распространения законодательной, судебной и общей административной юрисдикции Российской Федерации на Крым весной 2014 г. перед отечественными судами возник целый ряд новых вопросов регулирования гражданско-правовых отношений в международной и внутренней области. Кроме того, этот процесс высветил необходимость внесения корректив в подходы, связанные с признанием иностранных государственных правоприменительных актов и принудительным осуществлением иностранных судебных решений. В сфере международного частного права помимо вышесказанного возникла потребность в осмыслении феномена столкновения различных разнонациональных норм не в пространстве, что и составляет центральный предмет данной науки, а во времени.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Материалом для исследования послужили труды российских и зарубежных авторов. В настоящей работе применялись исторический, индуктивный и сравнительный методы исследования.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. В публикации обзорно рассматриваются проблемы коллизионного регулирования требований об убытках, возникших на территории Крыма до и после его присоединения к Российской Федерации 18 марта 2014 г. Наряду с анализом вопросов компетенции российской судебной власти в свете продолжающих действовать Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанной 22 января 1993 г. в Минске государствами – участниками СНГ, и Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 г. автором формулируются рекомендации по ряду законодательных решений и внесению дополнений в гражданско- и уголовно-правовое регулирование.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. Автор приходит к выводу о том, что ввиду прихода новой юрисдикции в Республику Крым исчезает иностранный элемент в отношениях, возникших до этого события, и поэтому необходимо руководствоваться российским правопорядком в отсутствие регламентации об ином. Англосаксонская концепция приобретенных прав (vested rights) в этом исключительном случае неприменима.

НЕКРОЛОГ

121-122 115
Аннотация
Моисеев Евгений Григорьевич (1939 - 2018).


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0869-0049 (Print)
ISSN 2619-0893 (Online)