Preview

Московский журнал международного права

Расширенный поиск
№ 3 (2017)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.24833/0869-0049-2017-3

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

6-17 646
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. Соглашение об усилении международного научного сотрудничества в Арктике, 2017 г., недавно стало частью международного права, применимого к данному региону, и в настоящей статье это рассматривается в историко-правовом контексте. Особое внимание уделено району применения Соглашения 2017 г. и толкованию тех его положений, которые предусматривают новые права и обязательства государств – участников Соглашения в контексте широкой международно-правовой основы, которая уже применяется к Северному Ледовитому океану.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Исследовался прежде всего текст Соглашения 2017 г. в контексте других норм международного права, как обычных, так и договорных, применимых к Северному Ледовитому океану. Общие и специальные научные методы современного познания составили применимую методологическую основу исследования.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Соглашение 2017 г. стало важным элементом широкой международно-правовой базы, применимой к Северному Ледовитому океану. Эта широкая международно-правовая основа заложена системой международно-правовых норм, регулирующих отношения между субъектами международного права, в первую очередь между арктическими государствами, а также между ними и неарктическими государствами, особенно в таких сферах деятельности государств, как защита морской среды, в том числе в покрытых льдом районах; свобода судоходства в открытом море; морские научные исследования; другие виды использования моря. В этой широкой международно-правовой базе Соглашение 2017 г. занимает особое место как lex posterior. Это важно в контексте сферы действия данного Соглашения и трудностей его корректного толкования.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. Научное сотрудничество в соответствии с Соглашением 2017 г. может способствовать улучшению мер регулирования в ряде жизненно важных областей, с тем чтобы судоходство в арктических водах (по мере того, как они освобождаются от льдов в течение большей части года) было более безопасным; чтобы содействовать выпуску современных навигационных карт для Арктики; чтобы продвигать планы создания современной портовой инфраструктуры на Севере и устанавливать новые схемы разделения движения (например, в Баренцевом море и в Беринговом проливе); чтобы принимать дополнительные правовые меры защиты и сохранения морской среды в Арктике.

ПРАВО И ПОЛИТИКА

18-30 431
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. В статье анализируются основные международно-правовые документы, на которых зиждется арктическая политика Китайской Народной Республики. Особое внимание уделяется исследованию международноправового сотрудничества Китая с арктическими государствами, которое сфокусировано на вопросах охраны окружающей среды, научных исследований и судоходства в Северном Ледовитом океане. Рассматриваются также первые результаты участия Китайской Народной Республики в Арктическом совете в качестве постоянного наблюдателя.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Материалом для исследования послужили международные двусторонние и многосторонние соглашения, заключенные между Китайской Народной Республикой и арктическими государствами, документы Арктического совета, а также научные труды, в том числе специалистов Китайской Народной Республики, в которых характеризуется правовой режим Арктики, включая международноправовые механизмы защиты морской среды, экономического и научного сотрудничества государств, как на двустороннем, так и на многостороннем уровне. Методологическую основу исследования составили общенаучные и специальные методы познания (диалектический ме
тод, методы анализа и синтеза, дедукции и индукции, сравнительно-правовой и историкоправовой методы).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Раскрывается юридическое содержание понятий, отраженных в инициативном проекте «Один пояс и один путь» Правительства Китайской Народной Республики, важным компонентом которого является деятельность в Арктике. В общем контексте применимого международного права анализируются международные двусторонние договоры, заключенные Китайской Народной Республикой с арктическими государствами, целью которых провозглашены укрепление межгосударственных отношений и развитие сотрудничества в области охраны окружающей среды, судоходства, а также проведения научных исследований в Арктике. Помимо этого в статье изложены результаты участия Китайской Народной Республики в качестве постоянного наблюдателя в Арктическом совете. Автор показал, что Китайская Народная Республика не ведет агрессивную арктическую политику и не нарушает норм применимого международного права, как обычных, так и договорных.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. В статье обращено внимание на растущую роль арктического компонента в международной политике Китайской Народной Республики, не являющейся арктическим государством. Выявлены особенности формирования договорно-правовых основ деятельности Китайской Народной Республики в Арктике. Показано, что политика этого государства направлена на международно-правовое продвижение его национальных интересов. Средствами служат юридическое изобретение Китаем статуса «околоарктического государства», издание национальных юридических документов (на китайском языке) – руководств по судоходству по Северному морскому пути и Северо-Западному проходу и введение Китаем своих наименований в Арктике взамен давно устоявшихся.

ТЕРРИТОРИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ

31-39 1165
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. Данная статья рассматривает общие принципы международного права, уделяя особое внимание принципу uti possidetis. Автор утверждает, что принцип uti possidetis, происходящий из римской гражданско-правовой концепции, трансформировался в принцип межгосударственных отношений, подразумевающий преобразование бывших административных границ в международные границы новых независимых государств в Латинской Америке в XX в. Дальнейшее эффективное применение этого принципа на африканском и азиатском континентах способствовало формированию принципа uti possidetis в качестве общего принципа международного права.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Материалом для исследования послужили труды ведущих российских и зарубежных исследователей в области международного права, посвященные общим принципам международного права и международному обычаю. В своем анализе автор ссылался на исторические, сравнительные и теоретические методы исследования.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Анализ, приведенный в данной статье, утверждает, что принцип uti possidetis преобразовался в принцип международного права, регулирующий вопросы государственного и территориального суверенитета. В статье приводятся
аргументы относительно того, что принцип uti possidetis прошел путь эволюции от регионального принципа к общему принципу международного права. Детально проводится анализ судебных дел, рассмотренных Международным судом ООН и прочими ad hoc международными судебными органами и специализированными комиссиями, которые сыграли роль в формировании uti possidetis в качестве общего принципа международного права.

ОБСУЖДЕНИЯ И ВЫВОДЫ. Автор утверждает, что принцип uti possidetis не аналогичен принципу территориальной целостности, а наоборот, призван служить в качестве его дополнительной поддержки. Автор также ссылается на недавние прецеденты распада бывших социалистических федераций, подтвердившие значимость uti possidetis как общего принципа международного права. В своем анализе автор ссылался на исторические, сравнительные и теоретические методы исследования. Автором делается вывод о том, что эволюция uti possidetis как общего принципа международного права проходила под влиянием практики государств и его применения международными судебными органами.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРАВО

40-51 582
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. Настоящая статья дает заинтересованным читателям возможность получить адекватное представление о современных взглядах на место международного инвестиционного права в системе международного права. На текущий момент фактически отсутствует какой-либо единый, консолидирующий доктринальный источник, опирающийся на аналитический материал и анализирующий российский и западный подходы к проблеме, а также позволяющий наглядно увидеть концептуальные их различия.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Материалом для исследования послужили работы западных и российских ученых в области международного инвестиционного права, опубликованные за последние десять лет. Вместе с тем при подготовке данной статьи по мере возможности было уделено внимание классическим трудам, сохранившим свое доктринальное значение. Методологическую основу исследования составили общенаучные и частнонаучные методы познания (диалектический метод, методы анализа и синтеза, дедукции и индукции, сравнительно-правовой и историко-правовой методы).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. В ходе проведенного исследования авторы резюмируют доктринальные позиции, выдвинутые российскими и западными правоведами и изложенные в отечественной и зарубежной научной литературе. В статье обобщаются рассматриваемые подходы и делаются выводы о совпадениях и различиях в доктринах относительно места международного инвестиционного права в системе международного права.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. В настоящей статье авторы обращают внимание на принципиальное различие в толковании международного инвестиционного права либо как части международного частного права (российская доктрина), либо как части международного права (западная доктрина). В статье рассматривается проблема дефиниции международного инвестиционного права как правового образования. Опираясь на российскую и западную юридическую доктрину, авторы предлагают компромиссный подход к определению места международного инвестиционного права в системе международного права.

52-60 546
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. Одним из приоритетных направлений межгосударственного сотрудничества в отношении культурных ценностей является обеспечение к ним доступа как для граждан государства, на территории которого они находятся, так и для всего мирового сообщества. Данная цель, в первую очередь, может быть реализована в рамках международных обменов, зачастую предполагающих временный вывоз культурных ценностей для экспонирования за границей. Но обеспокоенность государств по поводу отсутствия гарантий своевременного возвращения объектов существенно затрудняет подобные обмены. В связи с этим актуальным представляется анализ международно-правовых основ иммунитета культурных ценностей, временно находящихся на территории иностранного государства, от юрисдикции его судов и каких-либо принудительных мер, например ареста или обращения взыскания.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Материалом для исследования послужили применимые положения международных договоров, в частности Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 г., практика международных судебных органов, а также труды российских и зарубежных исследователей в области международно-правовых основ охраны и оборота культурных ценностей. Методологическую основу исследования составляют общетеоретические методы (диалектический метод, сравнительный метод, анализ и синтез, индукция и дедукция), а также специально-юридические методы (историко-правовой, формально-юридический, сравнительно-правовой и др.).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Как показало проведенное исследование, на настоящий момент международно-правовое регулирование данного вопроса неоднозначно и недостаточно: Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности 2004 г., содержащая потенциально применимые положения, не вступила в силу, а разработка и принятие какого-либо иного специального международно-правового документа по данному вопросу в ближайшее время не предвидится. Можно, однако, констатировать, что формируется международно-правовой обычай: культурные ценности, принадлежащие одному государству, временно вывезенные им на территорию другой страны в научных, образовательных и культурных целях, обладают иммунитетом от принудительных мер. При этом такой иммунитет ограничен большим количеством условий и не распространяется, например, на похищенные или незаконно вы везенные объекты, в отношении которых существуют обязательства государств по их реституции (возвращению) в соответствии с действующими международными договорами. Кроме того, иммунитет от принудительных мер не освобождает от юрисдикции, и временное присутствие культурных ценностей одного государства на территории другого может послужить основанием для принятия иска в отношении первой страны судами второй.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. В настоящей статье акцентируется внимание на том, что иммунитет культурных ценностей – условие активного международного обмена ими, а следовательно, и залог расширения международного культурного сотрудничества и научных исследований. Неопределенность в данном вопросе является источником исследуемых автором многочисленных споров в доктрине и проблем на практике. По результатам исследования сделан общий вывод о том, что принятие адекватного и всеобъемлющего международно-правового регулирования по данному вопросу будет способствовать обогащению культурной жизни всех народов, росту взаимного уважения и понимания между государствами и расширению преимуществ от управления элементами их культурного наследия.

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

61-68 457
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. В российских судах ежегодно увеличивается количество споров, участниками которых являются иностранные работники. Изучение конкретных судебных постановлений, вынесенных по результатам рассмотрения таких дел, позволяет сделать вывод, что указанная ситуация обусловлена не только укреплением межгосударственного взаимодействия России с зарубежными партнерами, но и рядом проблем правоприменения. Прежде всего, следует указать на несовершенство правовой базы, регламентирующей ответственность работодателя за нарушение правил найма и трудоустройства иностранных граждан, о чем свидетельствует проведенное нами исследование.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Методологическую основу исследования составили общенаучные и специальные методы познания: методы системно-структурного анализа и синтеза социально-правовых явлений, сравнительноправовой, формально-логический и статистический методы.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. В результате проведенного анализа правоприменительной практики и законодательства выявлено, что причины проблем правоприменения кроются в недостаточно проработанном механизме защиты прав иностранных работников. В практике рассмотрения споров с участием этой категории лиц выявлены случаи ограничения прав иностранцев в сфере труда, не связанные с целями защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других людей, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Также обнаружены факты неверного применения норм материального, процессуального и административного законодательства, что подтверждает ненадлежащее обеспечение баланса основных прав иностранных работников и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. Проведенный анализ позволил указать на недостатки правового регулирования отношений с участием иностранных работников. Обоснованы предложения по изменению действующего законодательства, имеющие цель повысить уровень защиты прав данных субъектов.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО

69-81 287
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. В статье рассматривается становление современной нормативно-правовой основы международного коммерческого арбитража в Латинской Америке. Показана роль Панамской конвенции Организации американских государств 1975 г. о международном коммерческом арбитраже как отправной точки в развитии современного международного коммерческого арбитража. Рассмотрены взаимосвязи между этой Конвенцией и Нью-Йоркской конвенцией ООН 1958 г. На примере 11 стран региона дан краткий обзор современных изменений в подходе латиноамериканского законодателя к институту МКА, включая конституционный аспект.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Материалом для исследования послужили труды латиноамериканских, европейских, американских и российских исследователей в области международного коммерческого арбитража, а также действующее арбитражное законодательство Аргентины, Боливии, Бразилии, Венесуэлы, Колумбии, Мексики, Парагвая, Перу, Уругвая, Чили и Эквадора. Методологическую основу исследования составили общенаучные и частнонаучные методы познания (диалектический метод, методы анализа и синтеза, дедукции и индукции, сравнительно-правовой и историкоправовой методы).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. В ходе проведенного исследования автор раскрывает наличие в Латинской Америке двух законодательных подходов к правовому регулированию МКА. Первый – «традиционный» – ориентирован на развитие, прежде всего, внутреннего, национального арбитража. Ему следует законодатель Аргентины, Бразилии и Уругвая. Второй подход – «современный». Он основан на принципах Типового закона ЮНСИТРАЛ и предусматривает равное применение общих международных принципов, сформулированных в Типовом законе, как к национальному, так и к международному третейскому разбирательству. Ему следует законодатель Боливии, Венесуэлы, Колумбии, Мексики, Парагвая, Перу, Чили и Эквадора.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. В настоящей статье автор обращает внимание на преодоление странами региона негативных последствий доктрины Кальво в области международного коммерческого арбитража посредством конституционной реформы (Аргентина, Боливия, Венесуэла, Колумбия, Парагвай, Перу, Чили и Эквадор) или практики высших судебных органов (Бразилия, Мексика и Уругвай). Кроме того, он рассматривает принятые в указанных странах (кроме Аргентины и Уругвая) новые законы о третейском разбирательстве, в большей или меньшей степени основанные на тексте Типового закона ЮНСИТРАЛ. Автор приходит к общему заключению, что, несмотря на впечатляющие усилия как на конституционном, так и на законодательном уровне, процесс создания благоприятной правовой среды для международного коммерческого арбитража современного типа в указанных странах в частности и в Латинской Америке в целом пока не завершен.

ПРАВО ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

82-91 255
Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. В статье рассматриваются особенности обмена налоговой информацией в рамках Европейского союза. Автор анализирует действующие в Европейском союзе нормы, регулирующие обмен налоговой информацией, осуществляемый по запросу, спонтанно (инициативно) и автоматически. Особое внимание в статье уделяется нововведениям Директивы Совета ЕС от 15 февраля 2011 г. ЕС № 2011/16/ ЕС «Об административном сотрудничестве в области налогообложения и отмене Директивы № 77/799/ЕС».

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Материалом для исследования послужили труды российских и зарубежных ученых в области европейского налогового права, а также современные региональные акты Европейского союза и многосторонние договоры, посвященные правовому регулированию обмена налоговой информацией. Методологическую основу исследования составили общенаучные и частнонаучные методы познания (диалектический метод, методы анализа и синтеза, дедукции, индукции, сравнительноправовой и историко-правовой методы).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. В ходе проведенного исследования автор оценивает значение каждого из форм обмена налоговой информацией для осуществления борьбы
с преступлениями в налоговой сфере, такими как налоговое мошенничество, уклонение от уплаты налогов и агрессивное налоговое планирование. Автором сформулированы выводы о соответствии норм региональных актов Европейского союза многосторонним договорам и мировым тенденциям в сфере обмена налоговой информацией.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. В настоящей статье автор обращает внимание на особенности обмена налоговой информацией в Европейском союзе. Рассматриваются положения региональных актов Европейского союза, касающихся всех трех форм обмена налоговой информацией. Опираясь на доктрину и международные акты, автор характеризует правила обмена налоговой информацией в Европейском союзе, особенно в части нововведений, и оценивает готовность государств – членов Европейского союза внедрить указанные нормы.

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

92-129 222
Аннотация

АННОТАЦИЯ. В настоящей статье раскрывается складывающаяся практика судов Российской Федерации, связанная с учетом правовых позиций межгосударственных органов по защите прав и свобод человека при применении законодательства Российской Федерации, общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации. Речь, в частности, идет о позициях Европейского Суда по правам человека, Комитета по правам человека, Комитета против пыток. Обращается внимание на необходимость учета позиций, вырабатываемых международными внедоговорными органами ООН, например, в рамках специальных тематических процедур. В статье предлагаются возможные основания для классификации правовых позиций межгосударственных органов по защите прав и свобод человека.

НЕКРОЛОГ



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0869-0049 (Print)
ISSN 2619-0893 (Online)