Preview

Московский журнал международного права

Расширенный поиск
№ 1 (2017)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.24833/0869-0049-2017-1

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

3-19 309
Аннотация
Возникновение и бесплодность научных споров по большинству наиболее  дискутируемых в научной литературе фундаментальных проблем общей теории международного права связано с одним и тем же – нерешенностью сложнейшей  теоретической задачи, которую можно смело назвать основной проблемой теории международного права последних полутора столетий. В ее основе лежат, казалось бы, непримиримые противоречия. Так, с одной стороны, международно-правовые нормы могут (при определенных условиях) регулировать отношения с участием индивидов. Но, с другой стороны, индивиды не являются субъектами международного права, а  отношения с их участием не являются международными межгосударственными отношениями, т.е. предметом международного права. В первой части статьи дается критика основных направлений предпринятых в науке попыток решить эту проблему. Во второй части - предлагается ее решение.

ПРАВО МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

20-27 1109
Аннотация
По числу жертв стрелкового оружия его можно назвать «оружием массового уничтожения». Но нет всемирного режима его нераспространения. Регулированием этого процесса занимаются многие международные организации. Среди них наиболее активна ООН. В 2001 году ООН разработала «Программу действий по  предотвращению, борьбе и искоренению нелегальной торговли стрелковым оружием и легкими вооружениями во всех ее аспектах». Предусматриваются регулярные обзоры ее имплементации, последний сделан на прошедшем с 6 по 10 июня 2016 года в рамках ООН Шестом Совещания. 2 апреля 2013 года ГА ООН одобрила «Международный договор о торговле оружием» (МДТО)1. По состоянию на конец декабря 2016 г. МДТО подписали 130 государств, ратифицировали – 91. Россия на данном этапе исходит из нецелесообразности присоединения к Договору. Действуют и другие источники международного права в в рассматриваемом вопросе. Прежде всего, это Вассенаарские договоренности. Санкционные решения (эмбарго) ООН в данной сфере выступают не как одна из форм или видов международной ответственности, а как принудительные меры, направленные на восстановление нарушенного миропорядка. Вместе с тем, эмбарго ООН на поставки оружия не вполне эффективны. Начиная с 1800 года, режим эмбарго на территории России вводит первое лицо государства. В Российской Федерации полномочия по установлению запретов и ограничений внешней торговли предоставлено главе государства. На деятельность террористических организаций не влияют политические и дипломатические инструменты сохранения мира. Контроль за изготовлением и распространением продукции военного назначения становится важной задачей международной политики.

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ ТЕРРИТОРИИ

28-40 432
Аннотация
В статье обобщены международно-правовые доводы, на которые ссылались Норвегия, Канада и Дания (в части о. Гренландия) для обоснования «юридической чистоты» установления ими прямых исходных линий в Арктике. Основой для этого указанные государства обозначили комплекс географических, экологических и исторических факторов, свойственных конкретному арктическому побережью и его территориальному суверену. Дан прогноз вероятного изменения современной правовой позиции США в данном вопросе. Сделан вывод о том, что в целом практику Канады, Норвегии, Дании по проведению таких линий в Арктике следует квалифицировать как полностью соответствующую современному международному праву. Отмечено, что это имеет для Российской Федерации практическое значение: в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, на большей части ее арктического побережья применяются не прямые исходные линии, а «нормальные исходные линии», которые устанавливаются от «линии наибольшего отлива вдоль берега».

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРАВО

41-49 516
Аннотация
В статье рассматриваются вопросы о правовых последствиях принятого на референдуме в 2016 г. решения о выходе Великобритании из Европейского союза. Авторы исследуют международно-правовые аспекты процедуры выхода  Великобритании из ЕС. В этой связи анализируется статья 50 Договора о Европейском союзе в лиссабонской редакции (ДЕС 2007). Особое внимание уделяется  исследованию правовых последствий «Брэкзита» для международных инвестиционных и торговых соглашений Великобритании. В частности, исследуется его влияние на двусторонние инвестиционные договоры Соединенного Королевства с государствами-членами Евросоюза (преимущественно бывшими участниками Варшавского договора 1955 г.) и инвестиционные соглашения между Великобританией и государствами за пределами Европейского союза. К тому же в статье затрагивается вопрос о будущем торговых соглашений Великобритании. Излагается прозвучавшая 17 января 2017 г. программная британского речь премьер-министра Т.Мэй, в которой она представила развернутые подходы правительства к вопросу осуществления «бракоразводных» переговоров с Евросоюзом. В заключении авторы прогнозируют наиболее вероятные сценарии развития «пост-брэкзитских» отношений Великобритании и ЕС (участие Великобритании в Европейском экономическом пространстве по примеру Норвегии, Исландии и Лихтенштейна, заключение всеобъемлющего торгового и экономического соглашения с Евросоюзом по примеру Канады и Южной Кореи, участие в ВТО).

МОРСКОЕ ПРАВО

50-63 310
Аннотация
В ряде отечественных публикаций Комиссия по границам континентального шельфа, созданная в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года1, рассматривается как орган, наделенный функциями, позволяющими ей разрешать правовые вопросы разграничения континентального шельфа, в том числе в спорной ситуации, складывающейся, например, в Северном Ледовитом океане. В настоящей статье доказывается ущербность подобного теоретического построения: Комиссия по границам континентального шельфа, состоящая из геологов и иных специалистов в области естественных наук, не вправе высказываться по правовым вопросам  разграничения шельфа между соседними государствами. В её полномочиях – дача рекомендаций о соблюдении геологических и геоморфологических критериев по «отграничению» отдельным государством своего шельфа от международного района морского дна. Четкое разделение понятий «отграничение » и «разграничение» способствует корректному прочтению норм Конвенции 1982 года: исполнение положений ст. 76 о функциях Комиссии по «отграничению» не является необходимым условием для осуществления государствами предусмотренного ст. 83 права на «разграничение» шельфа. В условиях спорной ситуации с разграничением  арктического шельфа попытка некоторых правоведов доказать наличие у Комиссии правовых полномочий допускает возможность игнорирования при этом выгодных для России особых правовых обстоятельств, исторически сложившихся в полярном районе. Реализация таких теоретических построений чревата риском пространственных уступок со стороны приарктических государств – участников Конвенции 1982 г. В Северном Ледовитом океане у прибрежных государств не возникло обязанности по «отграничению» своего шельфа от международного района морского дна; нет у них и юридической необходимости обращения в Комиссию. Прибрежные государства могли бы воспользоваться своим правом на «разграничение» всего арктического шельфа по соглашению друг с другом – без обращения в Комиссию.

МЕЖДУНАРОДНОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО

64-77 310
Аннотация
На базе оценки международного права развития, причин его слабой действенности в статье представлены международно-правовые аргументы в пользу развиваемой в рамках научной школы «Международная криминология» концепции уголовной ответственности государства.
78-87 400
Аннотация
В настоящее время механизм антитеррористического сотрудничества развился в разветвленную многоуровневую систему, предусматривающую возможность  скоординированного и оперативного ответа на любые виды террористических
вызовов и угроз. Это обусловлено множеством факторов. Однако рост числа указанных преступлений и их частота все чаще ставят вопрос о содержании, превентивном характере, эффективности и перспективах существующего международного сотрудничества по борьбе терроризмом, неспособности государств разработать на основе международного права действенный механизм противодействия новым, современным вызовам и угрозам. Следует частично признать правоту подобных утверждений: в силу своей специфики международно-правовое сотрудничество государств представляет собой ограниченный механизм противодействия терроризму. В этой связи необходимой задачей становится определение границ международно-правового регулирования рассматриваемой сферы. В статье приводится анализ современных теоретических и практических аспектов международно-правового сотрудничества государств по борьбе с терроризмом, рассматриваются перспективы их дальнейшего развития в свете новых вызовов и угроз.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЯДЕРНОЕ ПРАВО

88-97 275
Аннотация
Россия сегодня является единственным государством, располагающим гражданским атомным флотом и эксплуатирующим его на Северном морском пути (СМП). Актуальна задача дальнейшего развития правовой базы обеспечения работы российских атомных ледоколов на СМП. В ближайшие годы на Чукотке планируется разместить первую плавучую АЭС. Назрел вопрос о принятии в России закона о финансовом обеспечении гражданской ответственности за ядерный ущерб и присоединении к Венской Конвенции в редакции 1997. Предстоит продолжить решение ядерно-экологических задачи в связи с ликвидацией «ядерного наследия» времен «холодной войны», в том числе определиться с затопленными в арктических морях радиоактивными объектами и отходами. В статье сделан вывод о том, что для решения арктических ядерно-экологических проблем действующая правовая база в целом достаточна. Требуются дальнейшие целенаправленные усилия заинтересованных арктических партнёров по ее имплементации и развитию. Важно также, чтобы нормы российского национального
законодательства шли в ногу или опережали соответствующие тенденции в развитии международного права, применимого к региону.

МЕЖДУНАРОДНОЕ И НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО

98-109 265
Аннотация
Проблема борьбы с иностранными боевиками-террористами (людьми, уезжающими за границу с целью принять участие в актах насилия в рамках мятежа или в составе негосударственной вооруженной группы, не связанных с их собственной страной) - относительно новое явление в международной системе противодействия терроризму. Кроме непосредственного участия в террористической деятельности на территориях зарубежных государств, возвращение из них иностранных боевиков-террористов является серьезным дестабилизирующим фактором для многих стран. Экстремисты, получившие боевой опыт в Сирии и Ираке, присоединяются к местным радикальным группировкам либо с нуля создают собственные законспирированные ячейки международных террористических групп, активно участвуя в подготовке терактов, сборе средств для финансирования терроризма, распространении радикальных настроений и вербовке новых последователей. Практика свидетельствует, что успешное противодействие иностранным боевикам-террористам невозможно без активного международного сотрудничества, которое нуждается в надлежащем правовом обеспечении, которое позволит создать согласованную между заинтересованными государствами систему противодействия выезду за рубеж лиц с террористическими целями, обеспечить их привлечение к ответственности за участие в террористической деятельности вне государств постоянного места жительства. В статье исследуются международно-правовые основы противодействия деятельности иностранных боевиков-террористов, начало формированию которых положено Резолюцией Совета Безопасности ООН 2178(2014) «Угрозы для международного мира и безопасности, создаваемые террористическими актами» и открытым для подписания
22 октября 2015 г. в Риге Дополнительным протоколом к Конвенции о  предупреждении терроризма СЕ. Показано, что необходимость противодействия деятельности иностранных боевиков-террористов повлекла во многих странах мира формирование внутригосударственного законодательства об их уголовной ответственности. Аргументирован вывод о необходимости установления в российском законодательстве уголовной ответственности за выезд за границу в целях терроризма и другие деяния иностранных боевиков-террористов и их пособников.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

110-122 338
Аннотация
Статья посвящена проблемам, связанным с определением применимого права в делах о наследовании по закону в России, и поиску возможных путей их решения на основе опыта зарубежных стран. Целью исследования явился поиск путей дальнейшего совершенствования действующего российского коллизионного регулирования наследования по закону. Для достижения данной цели авторами был проведен сравнительный анализ преимуществ и недостатков российских и зарубежных нормативных актов, содержащих коллизионное регулирование наследования по закону. Во введении рассматриваются причины отсутствия единообразного нормативно-правового регулирования в сфере наследования по закону. В основной части статьи анализируются несовершенства положений Гражданского кодекса Российской Федерации и двусторонних договоров с участием Российской Федерации о праве, применимом в отношениях по наследованию, а именно расщепление коллизионной нормы и привязка к последнему месту жительства, которая не во всех случаях позволяет применить то право, с которым действительно связано  наследственное правоотношение. Далее авторами исследуется коллизионное регулирование отношений наследования по закону в Гаагской конвенции о праве, применимом к вопросам наследования имущества умерших, от 1 августа 1989 года и в Регламенте (ЕС) № 650/2012 Европейского Парламента и Совета от 4 июля 2012 года «О юрисдикции, применимом праве, признании и исполнении решений, принятии и исполнении аутентичных актов по вопросам наследования, а также о создании Европейского сертификата о наследовании». На основе выявленных преимуществ коллизионного регулирования наследования по закону, содержащегося в указанных актах, авторы приходят к выводу о том, что действующая редакция статьи 1224 ГК РФ не свободна от несовершенств. В качестве возможных путей решения выявленных проблем авторами предлагается установление более гибкого коллизионного регулирования и последовательное проведение принципа единства наследственной массы в делах наследования по закону в праве России.
123-130 344
Аннотация
Система комплаенс, и как ее разновидность система комплаенс в области делового туризма1, пришла в Россиию не так давно, и используется, в основном, крупными корпорациями. На примере ряда корпораций впервые показана возможность снижения затрат при введении практик комплаенс в области делового туризма в комплаенс-политику корпораций. Обосновано, что применение Принципов корпоративного управления G20/ОЭСР на уровне отдельной компании можно расценивать как эффективное средство борьбы с корпоративной коррупцией, исполнение как юридического, так и этического аспектов системы комплаенс, минимизации рисков и полного соответствия законам. Практическая значимость данной статьи состоит в возможности использовать ее основные положения и выводы в научной и педагогической деятельности при рассмотрении вопросов применения Принципов корпоративного управления G20/ОЭСР и системы комплаенс в целом и комплаенс в области делового туризма в частности.

ГОЛОСА МОЛОДЫХ

131-140 376
Аннотация
Концепция «подчиненности» международного права политике государства
– одна из ведущих в западных юридических и политических кругах. Продвигаются идеи специальных правовых режимов и инструментов, одним из которых являются односторонние ограничительные меры, практика применения которых получает все большее распространение. Страной, наиболее активно использующей этот инструмент в своих внешнеполитических целях, являются США. В публицистике и американской доктрине произошло практически полное отождествление понятий «односторонние ограничительные меры» и «санкции», что представляется ошибочным. В течение своей истории США неоднократно прибегали к использованию односторонних рестрикций. В американском законодательстве предусмотрены два правовых основания их применения - при объявлении чрезвычайного положения или без такого. Первый способ имплементируется, как правило, на основании указа Президента США. При этом критерии признания ситуации «чрезвычайной и угрожающей национальным интересам» размыты, что создает широкие возможности для злоупотребления полномочием. Антироссийские «санкции» в 2014 г. также были введены из-за признания действий Москвы угрожающими безопасности США. Охват действия американских «санкций», которые в основном имеют торгово-экономическую направленность, достаточно широк. Эффективность американских рестрикций неочевидна. Однако в сочетании с другими внешнеполитическими инструментами они могут давать желаемый результат.

КНИЖНАЯ ПОЛКА

141-145 231
Аннотация
В рецензии представлена общая характеристика книги «Право ВТО: теория и практика применения» / под редакцией доктора юридических наук, профессора Л.П. Ануфриевой», опубликованной в 2016 г. в издательстве «Норма-Инфра-М.» (далее – книга). Книга может быть охарактеризована как всестороннее юридическое  исследование, содержащее наиболее глубокий в российской юридической науке и базирующийся на новейшей информации анализ проблемных аспектов  функционирования права ВТО как с теоретической, так и с практической точек зрения. В предмет книги входят все ключевые аспекты современного права ВТО: ВТО в рамках современного регулирования международной торговли (глава I), право ВТО как категория науки международного права (глава II), структура и система права ВТО (глава III), замкнутые договорные режимы и право ВТО (глава IV), действие права ВТО и национально-правовые системы (глава V), разрешение споров и исполнение решений Органа по разрешению споров ВТО (глава VI).

НЕКРОЛОГ



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0869-0049 (Print)
ISSN 2619-0893 (Online)