Preview

Московский журнал международного права

Расширенный поиск

Исполнение решений и консультативных заключений Суда Евразийского экономического союза

https://doi.org/10.24833/0869-0049-2021-3-78-97

Полный текст:

Аннотация

ВВЕДЕНИЕ. С 1 января 2015 г. функционирует новый орган международного правосудия – Суд Евразийского экономического союза (далее – Суд ЕАЭС, Суд). Cуд действует согласно Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 г. (далее – Договор о ЕАЭС), а также Статуту Суда Евразийского экономического союза (Приложение № 2 к Договору о ЕАЭС; далее – Статут). Суд ЕАЭС пришел на смену Суду Евразийского экономического сообщества (далее – Суд ЕврАзЭС), который функционировал с 1 января 2012 г. по 31 декабря 2014 г. и имел сопоставимый с действующим Судом ЕАЭС объем полномочий.

Указанные органы выработали существенный объем практики по различным вопросам евразийской интеграции, которая в силу п. 1 ст. 1 Договора о ЕАЭС предполагает свободу движения товаров, капитала, услуг, рабочей силы. Так, Суд ЕврАзЭС и Суд ЕАЭС выносили акты по различным вопросам снятия барьеров на евразийском рынке, таможенной классификации, регулирования деятельности лизинговых компаний, антимонопольного права, статуса легионеров в спортивных соревнованиях, движения валюты между государствами – членами ЕАЭС и иным вопросам, в решении которых применялось и было истолковано международное право (право ЕАЭС).

Следует отметить, что в доктрине международного права нередки исследования вопросов исполнения решений международных судов. Однако ввиду относительной новизны Суда ЕАЭС вопрос исполнения решений данного органа не исследовался. В рамках настоящей статьи мы ставим цель рассмотреть, как исполняются решения и консультативные заключения Суда ЕАЭС – самим Судом, Евразийской экономической комиссией (далее – ЕЭК), государствами – членами Союза в своих национальных юрисдикциях.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. В статье обсуждается правовое регулирование деятельности и компетенция Суда ЕАЭС, а также судебная практика Суда ЕАЭС и Суда ЕврАзЭС. Исследуются различия между выносимыми судебными актами Суда ЕАЭС – решениями и консультативными заключениями. Рассматривается доктрина, согласно которой решения данного наднационального судебного органа влекут правовые последствия для неопределенного круга лиц (erga omnes), а консультативные заключения являются необязательными актами Суда. (При этом под наднациональным органом понимается такой, доступ к которому осуществляется без исчерпания внутренних государственных средств защиты и которому государства – члены Союза передали компетенцию по урегулированию споров в отношении решений (действий, бездействия) государственных органов, ранее рассматриваемых в национальных судах). Разбирается практика исполнения решений и консультативных заключений Суда ЕАЭС на различных уровнях. При проведении исследования использовались исторический, формально-юридический методы, системный анализ, сравнительное правоведение и др.

ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. Настоящее исследование позволило прийти к выводу, что к настоящему времени в целом сформировалась позитивная практика исполнения решений и консультативных заключений Суда ЕАЭС. Указанный орган влияет на правовую реальность как ЕАЭС, так и его государств-членов через выносимые им судебные акты. Решения Суда ЕАЭС в целом исполняются государствами – членами ЕАЭС, ЕЭК. Суд ЕАЭС при этом не всегда учитывает свою предыдущую практику по рассматриваемым делам. Консультативные заключения Суда ЕАЭС учитываются как ЕЭК, так и государствами – членами Союза в контексте правотворчества и правоприменения.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. В ходе исследования установлены особенности компетенции Суда ЕАЭС на современном этапе, а также возможные пути ее развития до 2025 г. Рассмотрены сходство и различие судебных актов Суда ЕАЭС – обязательных решений и рекомендательных консультативных заключений. Сделан вывод, что решения Суда ЕАЭС отличаются от решений других международных судов, поскольку являются общеобязательными erga omnes и способствуют восстановлению нарушенных прав и корректировке судебной практики национальных судов. Консультативные заключения Суда ЕАЭС можно признать исключительно рекомендательными лишь отчасти, поскольку они способствуют формированию opinio juris государств и ЕЭК.

Исследование показало, что исполнение решений и консультативных заключений Суда ЕАЭС происходит на различных уровнях: самим Судом, добровольно или принудительно – стороной, против которой вынесен данный акт Суда, и национальными судебными органами. Изучение практики исполнения консультативных заключений Суда ЕАЭС выявило, что они имеют существенное значение, поскольку формируют opinio juris в ЕАЭС и учитываются национальными судебными и законодательными органами в различных сферах – антимонопольном регулировании, установлении статуса легионеров в спортивных соревнованиях и пр., а также помогают в защите интересов международных гражданских служащих органов ЕАЭС.

Об авторе

П. П. Мысливский
Российский государственный университет правосудия
Россия

Павел Петрович Мысливский, советник судьи Суда Евразийского экономического союза, кандидат юридических наук, преподаватель кафедры международного права

117418, Москва, ул. Новочеремушкинская, д.69

 



Список литературы

1. Баишев Ж.Н. 2019. Суд Евразийского экономического союза: проблемы функционирования. – Труды Института государства и права РАН. Т. 14. № 1. С. 57–75.

2. Вылегжанин А.Н., Алферьева К.Е. 2016. Вклад Международного Суда ООН в развитие международного экономического права. – Московский журнал международного права. №.3. С. 31–48. Https://doi.org/10.24833/0869-0049-2016-3-31-48

3. – Нешатаева Т.Н. 2015. Единообразное правоприменение – цель Суда Евразийского экономического союза. Международное правосудие. № 2. С. 115–125.

4. Нешатаева Т.Н. 2016. О проблемах в действии решений органов ЕАЭС в национальных правопорядках государств-членов. – Международное правосудие. №3. С.10–17.

5. Нешатаева Т.Н., Мысливский П.П. 2013. Первый год существования Суда Евразийского экономического сообщества: итоги и перспективы. – Международное правосудие. № 2. С. 88–100.

6. Тункин Г.И. 2019. Теория международного права. М.: Зерцало. 416 с.

7. Чайка К.Л. 2019.Суд интеграционного объединения как международный судебный орган. – Труды Института государства и права РАН. Т. 14. № 3. С. 147–166.

8. Adam C. [et al.]. 2020. Taking the EU to Court. Cham: Palgrave Macmillan.239 p. DOI: 10.1007/978-3-030-21629-0

9. Arnardóttir O.M. 2017. Res Interpretata, Erga Omnes Effect and the Role of the Margin of Appreciation in Giving Domestic Effect to the Judgments of the European Court of Human Rights. – European Journal of International Law. Vol. 28. Issue 3. P. 819–843. Https://doi.org/10.1093/ ejil/chx045

10. Chavez L.C. 2017. New Remedial Responses in the Practice of Regional Human Rights Courts: Purposes beyond Compensation – International Journal of Constitutional Law. Vol. 15. Issue 2. P. 372–392. https://doi.org/10.1093/icon/mox018

11. Crawford J. 2019. Brownlie’s Principles of Public International Law. 9th ed. Oxford: Oxford University Press. 872 p. https://doi.org/10.1093/he/9780198737445.001.0001

12. – Da Silva Monaliza. 2018. Compensation Awards in International Environmental Law: Two Recent Developments. New York University Journal of International Law and Politics. Vol. 50. No. 4. P. 1417–1430.

13. Galand A. S. 2015. Judicial Pronouncements in International Law: The Arrest Warrant Obiter Dicta. – Interdisciplinary Research: Are We Asking the Right Questions in Legal Research? Ed. by L. Vicente and H.-W. Micklitz. Fiesole: European University Institute. P. 3–9. URL: https://cadmus.eui.eu/bitstream/handle/1814/35064/LAW_2015_04. pdf?sequence=1&isAllowed=y (accessed 09.03.2021).

14. Karliuk M. 2017. Russian Legal Order and the Legal Order of the Eurasian Economic Union: An Uneasy Relationship. – Russian Law Journal. Vol. 5. Issue 2. P. 33–52. Https://doi.org/10.17589/2309-8678-2017-5-2-33-52

15. Karliuk M. 2019. The Disintegration of the Judiciary Within Eurasian Integration. – Review of Central and East European Law. Vol. 44. P. 406-435. DOI: 10.1163/1573035204403001

16. Kindji K., Faure M.G. 2019. Assessing Reparation of Environmental Damage by the ICJ: A Lost Opportunity?. – Questions of International Law. Vol. 57. P. 5-33.

17. McIntyre J. 2016. The Declaratory Judgment in Recent Jurisprudence of the ICJ: Conflicting Approaches to State Responsibility?. – Leiden Journal of International Law. Vol. 29. Issue 1. P. 177–195. Https://doi.org/10.1017/S0922156515000709

18. Rachkov I., Kazankova T. 2011. Russia. – Vertical Agreements. The regulation of distribution practices in 39 jurisdictions worldwide. Ed. by Kinsella S. London: Law Business Research Ltd. P. 238–249.

19. Shaw M. 2008. International Law. 6th ed. Cambridge: Cambridge University Press. 1710 p.


Рецензия

Для цитирования:


Мысливский П.П. Исполнение решений и консультативных заключений Суда Евразийского экономического союза. Московский журнал международного права. 2021;(3):78-97. https://doi.org/10.24833/0869-0049-2021-3-78-97

For citation:


Myslivskiy P.P. Execution of Judgments and Advisory Opinions of the Court of the Eurasian Economic Union. Moscow Journal of International Law. 2021;(3):78-97. (In Russ.) https://doi.org/10.24833/0869-0049-2021-3-78-97

Просмотров: 262


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0869-0049 (Print)
ISSN 2619-0893 (Online)